Про священномученика Германа (Ряшенцева), последнего ректора Вифанской духовной семинарии. Как священномученник помогает восстанавливать монастырь. Наталья Прокофьева

С Божией помощью в год 80-летия со дня расстрела священномученика Германа (Ряшенцева) я приняла участие в дне памяти владыки Германа, который каждый год 15 сентября проходит в московском храме святителей Афанасия и Кирилла. Но это событие для меня стало только началом большого путешествия по местам памяти, связанным с деятельностью епископа Вязниковского. Одним из них оказалась Вифания – местность в Сергиевом Посаде, в которой в 1783-м году митрополит Московский Платон (Левшин) основал монастырь и семинарию. Ректором Вифанской семинарии с 1912-го по 1917 годы был священномученик Герман. Но, как выяснилось, не оставляет святой и сегодня эти места без своего попечения: в настоящее время идет активное восстановление старинного Спасо-Вифанского мужского монастыря. О помощи владыки Германа в нелегком деле возрождения обители я и поговорила с ее настоятелем, отцом Аверкием (Лопатюком).

Монастырь начинается… с трапезной

 

В Спасо-Вифанский монастырь вместе с родственницей владыки Германа, Иоанной Казанской, мы прибыли хмурым холодным утром. Моросил дождь, но и он не в силах был омрачить нашей радости – ярким пятном на фоне неуютного осеннего дня стала сама обитель. Святые врата и колокольня, окрашенные в теплые тона, казалось, излучали свет и тепло. У входа в обитель вижу скульптуру основателя Вифанских монастыря и семинарии – митрополита Московского Платона (Левшина). Мои спутники издалека кланяются ему и просят его молитв. Несмотря на то, что богослужение и трапеза в монастыре уже завершились, настоятель, отец Аверкий, снова приглашает нас на монастырскую кухню. Все мои сетования по поводу того, что у меня нет времени, сразу отклоняются. Через несколько минут передо мной появляется тарелка с кашей, мед и постное масло.

– Извините, у нас как братии подавали, так мы и вам предлагаем, – предупреждает батюшка.

И пока отец Аверкий знакомится с моими спутниками, я успеваю пообщаться с монастырским кондитером Валентиной. Как выяснилось, женщина трудится в обители уже третий год.

– Вообще-то я кондитер с 40-летним стажем, много лет проработала в кафе «Шоколадница» в Москве, – улыбается хозяюшка. – В монастыре занимаюсь выпечкой. Ассортимент у нас очень широкий.

Лишь позже я действительно смогла убедиться в этом, когда посетила монастырское кафе – там к традиционным чаю и кофе предлагались также кексы, бублики с кунжутом, рулеты с маком, пончики, пряники.

– А кормим мы так, – продолжает Валентина, – по средам, пятницам – у нас постные дни. А в обычные дни подается рыба. Но наш повар готовит изысканные блюда: и селедку под шубой, и оливье делает, словом, как дома. Мы кормим ежедневно по 15-20 человек, – рассказала Валентина.

Батюшкина история

За трапезой знакомлюсь с отцом Аверкием. Батюшка оказался родом из Одессы. Когда он был послушником в Одесском Свято-Успенском мужском монастыре, с ним произошло событие удивительное:

– Я по милости Божией участвовал в обретении мощей известного старца Кукши Одесского, – делится отец Аверкий. – Его могила находилась на братском кладбище, справа от постамента «Воскресение Христово», и была средоточием духовной жизни – здесь постоянно читались акафисты, братия часто сюда для молитвы приходили и получали от старца помощь. Однажды нас разбудили около часа ночи, и благочинный объяснил, что нам предстоит поучаствовать в обретении мощей схиигумена Кукши.

– А почему в такой поздний час происходило это знаменательное событие? – спрашиваю у отца Аверкия.

– Потому что старца хоронили ночью, чтобы избежать большого стечения народа, ведь ко Господу архимандрит Кукша отошел в 1964-м году, в безбожные советские времена, и атеистические власти даже требовали погребение старца совершить на его родине. И вот, в час его смерти и было решено обретать его мощи. Мы долго копали и достаточно глубоко, и вдруг стали проваливаться – так выяснилось, что могила старца располагалась не там, где был установлен ему памятник, а чуть в стороне, получалось, что прямо на проходе между могилами. Гроб преподобного Кукши находился в воде и был сколочен из разных досок. Но меня, грешного, что поразило – в такой, казалось бы, неблагоприятной среде сохранились и мантия, и темная с проседью борода, и кожные покровы, а ведь тогда с момента погребения старца прошло уже 30 лет!

Он ничего особенного не делал, просто, когда он появлялся, мир становился другим

В 1999-м году отец Аверкий принял монашеский постриг в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Бесценным воспоминанием для настоятеля Вифанской обители этого периода стало его общение с архимандритом Кириллом (Павловым), духовным чадом которого отец Аверкий был.

– Старец Кирилл – для меня святой человек, один из тех, кто стяжал благодать Духа Святого, духоносный старец. Он имел необыкновенное влияние на братию. Когда он в лавру приезжал, братия менялась на глазах: враждующие между собой примирялись, все становились кроткими, добрыми, причем он ничего особенного не делал, просто, когда он появлялся, мир становился другим. Старец Кирилл был одновременно любвеобильным и очень строгим духовником. Хотя он наставлений каких-то особенных не давал. В основном рекомендовал нам читать Евангелие и апостольские послания, – вспоминает отец Аверкий счастливое время общения с батюшкой.

В 2001-м году состоялась иерейская хиротония отца Аверкия, которую совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в храме святителя Николая в Хамовниках. На память об этом событии хранит теперь батюшка служебник, подаренный Святейшим, с его автографом. А три года назад иеромонах Аверкий был назначен настоятелем Спасо-Вифанского монастыря, расположенного в четырех километрах от Троице-Сергиевой лавры.

Знакомство с владыкой Германом

Про священномученика Германа (Ряшенцева), последнего ректора Вифанской духовной семинарии, отец Аверкий, конечно, знал. Но вот что он в какой-то момент обратится к изучению духовного наследия священномученика и в нелегком деле восстановления Вифанской обители будет постоянно обращаться к владыке Герману – сегодня рассматривает как Промысл Божий. Год назад в Спасо-Вифанский монастырь приехала правнучатая племянница священномученика Германа (Ряшенцева), Иоанна Казанская. Но тогда, не застав отца Аверкия на месте, женщина передала для него через братию книгу «Письма владыки Германа. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Германа, епископа Вязниковского», которая небольшим тиражом вышла в издательстве Православного Свято-Тихоновского богословского института.

– Для меня что ценного было в письмах владыки – в них он раскрывал свое отношение к Вифании и ее основателю, митрополиту Платону, – делится отец Аверкий. – Уже находясь в ссылке в Коми, владыка Герман писал Вере Тимофеевне и Наталье Александровне Верховцевым в день памяти Платона и Романа:

«Вспоминаю сегодня и Вифанию, и еще больше сегодняшнего ее основателя и именинника. Его облик духовный очень много говорит моему сердцу, и в его уменье все небесное и вечное облечь в самые изящные и изысканные формы земной действительности, онебесивая тем земное и небесное доводя до реального ощущения «душевного» человека, как непререкаемую эстетическую и моральную ценность, я всегда слышал невысказанные потребности моей собственной природы»[1].

Митрополит Платон и владыка Герман

– Владыка Герман, когда говорил о Вифании и ее основателе, то раскрывался как человек, который успел проникнуться духом митрополита Платона, его взглядов, – продолжаем беседовать с отцом Аверкием. – И как Платон пытался воздействовать на души, особенно простых людей, посредством красоты – это была основа его воззрений, – так и владыка Герман. Вот как о красоте он пишет в письме к семинаристам: «Я люблю все красивое, в какой бы области эта красота не проявлялась… Это не нажитое. Не искусственно культивированное чувство красоты, а данное мне самой природой…»[2].

– Во время своего управления Вифанской семинарией владыка Герман занимался ее переустройством, чтобы вернуть ей былые красоту и изящество, которые были при митрополите Платоне, – рассказывает батюшка и тотчас в подтверждение своих слов находит фрагмент письма владыки Германа: «Вместо прежней, мрачной мне хотелось создать что-либо светлое, изящное, красивое. Ваш курс знал прежнюю семинарию, и, думаю, когда вы приехали в нее после окончательного ремонта, вы должны были почувствовать всю глубокую разницу между старой и новой. Я знал, что внешняя изящная простота непосредственно влияет на душу и пролагает в ней путь к влиянию или, по крайней мере, помогает влиянию другой, более совершенной красоты – красоты духовной»[3].

Далее, углубляясь в изучение эпистолярного наследия владыки Германа, отец Аверкий все больше убеждался в удивительном сходстве митрополита Платона и владыки Германа.

Так, исследователь Андрей Андреевич Беляев, когда описывал митрополита Платона, говорил, что основатель Вифании был в первую очередь отцом для своих семинаристов, поэтому он и сумел воспитать таких талантливых проповедников и церковных деятелей – он прививал любовь к знаниям, к просвещению, к монашеству без какого-либо насилия.

– И владыка Герман с отеческой заботой относился к своим ученикам! – в доказательство своих слов отец Аверкий зачитывает нам отрывок из письма семинаристов ректору Вифанской семинарии архимандриту Герману: «Только теперь, простившись с Вами, как это всегда бывает, мы во всей полноте, и притом все до единого, искренне поверили в Вашу любовь, не жалеющую себя. Поверьте же, наш отец Ректор, и в искренность нашей постоянной благодарной любви. В наших глазах Вы выросли много выше других наставников: поэтому в своем дальнейшем возрастании мы постоянно будем просить Ваших советов, Ваших молитв»[4].

– В лице владыки Германа я увидел последователя митрополита Платона, воплотителя его идей, за короткое время ему удалось постигнуть «тайну души Платона» – есть такое выражение у Беляева, – потому что владыка Герман сам был сердцем тонок, деликатен, чуток. Если начало семинарии для меня связано с митрополитом Платоном, то ее управление в тяжелые революционные годы и закат эпохи Вифании совпал со временем трудов здесь священномученика Германа, – подводит итог нашей беседе настоятель Спасо-Вифанского монастыря.

В Интернете отец Аверкий стал искать дополнительные сведения о священномученике Германе и прочел статью об обнаружении предполагаемого места захоронения владыки Германа в Сыктывкаре, на старом Тентюковском кладбище.

– Первый порыв мой был поехать на могилу священномученика, – вспоминает отец Аверкий. – Потому что владыка Герман мне помог как настоятелю, как вифанцу ответить на многие вопросы, а обращаясь к нему с молитвой, мы скоро получаем помощь. У нас идет активное возрождение обители, и мы, ее насельники, на таком подъеме находимся и такой прилив сил ощущаем – и наше состояние, и восстановление обители я связываю с помощью священномученика Германа.

По молитве священномученика

О возрождении Вифанской обители по молитвам владыки Германа я прошу батюшку рассказать подробнее.

– Идемте! – приглашает настоятель на экскурсию по монастырю. – Мы сейчас воссоздаем Вифанию из руин. Она очень отдаленно напоминает ту дивную обитель, которая была при митрополите Платоне. О ее былых красоте и величии сегодня мы можем судить по старым фотографиям.

Так, на одной из них я увидела храм необыкновенной архитектурной формы, Преображенский. Небольшой по размерам собор был построен «овальной фигурой». Но больше всего поражало внутреннее убранство церкви – престол нижнего храма в честь Воскрешения Лазаря был устроен в алтаре, стена которого представляла вид искусственной пещеры в память о том, что именно в пещере и был погребен праведный Лазарь. Над искусственной пещерой возвышался алтарь верхнего храма в честь Преображения, имевший вид евангельской горы Фавор. Для большего правдоподобия он был устлан мхом, украшен цветами, кустарниками[5].

В 1950-е годы XX столетия храм взорвали. Только в октябре 2007-го года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II была совершена торжественная закладка Преображенского собора на месте разрушенного.

За это время удалось по старинным фото полностью воссоздать жемчужину Вифанской обители. Подробнее об этом я рассказала в статье «Житием и смертию образ верным показавший».

– В год 80-летия со дня мученической кончины владыки Германа нам осталось доделать только алтарь верхнего храма, – рассказывает батюшка.

Но уже сегодня удивительный Преображенский храм привлекает паломников.

Далее батюшка приглашает меня войти в храм Сошествия Святого Духа, который был построен в 1860-х годах, когда лавру и Вифанию возглавлял митрополит Московский Филарет (Дроздов).

В июле нынешнего года Министерство культуры Московской области в соответствии с федеральной программой «Культура России (2012-2018 годы) начало ремонтно-реставрационные работы этого памятника истории. И пока идут восстановительные работы, мы смогли увидеть некоторые особенности этого храма – во-первых, церковь была огромной, а перегородка, разделившая ее на две части, появилась уже в советские времена.

– А эти стены еще помнят владыку Германа! – замечает батюшка, указывая на фрагменты кирпичной кладки.

Сохранились и места, где стояли старые колонны, и даже старинная лестница – это немые свидетели трудов здесь российского святого, пережившие века.

Завершены были уже ремонтно-восстановительные работы в домовой церкви митрополита Платона, шатровый иконостас которой так в свое время понравился императору Павлу, и он даже пожелал устроить такой же у себя, в Санкт-Петербурге. На старинном фото отец Аверкий показал нам, как выглядела домовая церковь при митрополите Платоне. С удивлением мы обнаружили, что в отремонтированной в наши дни церкви сохранилась даже пономарская ниша.

Новомученики Вифанской семинарии

Конечно, меня очень интересовала судьба Вифанской семинарии. О ее современном состоянии я рассказывала читателям портала «Православие.ру».

– Что же будет с этим большим комплексом зданий? – интересуюсь у отца Аверкия.

– Нужно, чтобы вновь на вифанской земле появились такие люди, как митрополит Платон или владыка Герман, – объясняет батюшка. – Пока же мы подали заявку в Министерство культуры на восстановление Вифанской семинарии. Но с погружения в эпистолярное наследие владыки Германа началось наше изучение семинарской истории.

50 выпускников и преподавателей Вифанской семинарии пострадали за веру Христову в годы репрессий

И уже в начале исследования мы обнаружили около 50 выпускников и преподавателей Вифанской семинарии – новомучеников и исповедников российских, которые пострадали за веру Христову в годы репрессий.

Среди святых Вифании я встретила имена священномучеников Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского, который преподавал в Вифанской семинарии в 1909-1912 годах Церковную историю, и Александра Зверева, который предположительно в 1917-м году некоторое время являлся ректором Вифанской семинарии. В 1937-м году он был арестован по обвинению в антисоветской агитации и 16 ноября того же года расстрелян на Бутовском полигоне.

Из числа бывших семинаристов Вифании в лике новомучеников был прославлен Дмитрий Лебедев (выпускник 1892-го года), впоследствии церковный историк, профессор Московской Духовной академии, протоиерей. Был расстрелян 27 ноября 1937-го года на полигоне Бутово. В этот же день мученическую кончину на Бутовском полигоне принял и другой выпускник Вифанской семинарии 1894-го года, священномученик Василий Лихарев.

Изучая список выпускников Вифанской семинарии, пострадавших в годы гонения на Церковь, отметила и такую деталь – больше всех святых мучеников среди выпускников 1890-х годов, все они были расстреляны на Бутовском полигоне. Незадолго до этого лаврой и Вифанией управлял митрополит Московский Филарет (Дроздов) – воспитанник Платона. Ректорами семинарии в этот период являлись архимандрит Иаков (Пятницкий) – изображен на иконе Русской Зарубежной церкви в лике новомучеников и исповедников российских; архимандрит Трифон (князь Туркестанов) – известен еще как духовный поэт и гимнограф. В эти годы преподавал в семинарии и будущий священномученик Иоанн Артоболевский.

Среди выпускников этих лет в лике новомучеников были прославлены: иереи Алексий Никольский и Парфений Грузинов. Они окончили Московскую духовную академию и были расстреляны в 1938-м году; протоиерей Александр Воздвиженский был расстрелян 13 ноября 1937-го года; иерей Виктор Моригеровский расстрелян 7 марта 1938-го года; протоиерей Григорий Воинов расстрелян 8 декабря 1937-го года.

Среди учеников времени ректорства в Вифанской семинарии владыки Германа (Ряшенцева) в лике новомучеников прославлены: протоиерей Василий Крылов, расстрелянный 1 июля 1938-го года на Бутовском полигоне; иерей Василий Никитский, расстрелян 14 марта 1938-го года [6].

На могилах святых вифанцев

Наталья Прокофьева

27 октября 2017 г.

[1] Письма владыки Германа. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Германа, епископа Вязниковского. М.: Православный Свято-Тихоновский богословский институт, 2004. С 260.

[2] Там же. С 83.

[3] Там же. С 80.

[4] Там же. С 80.

[5] //vifanskymonastir.cerkov.ru/files/2015/12/Vifania.pdf

[6] Эти сведения автор узнала из статьи «Новомученики и исповедники Вифанской духовной семинарии» Георгия Евгеньевича Колыванова, присланную отцом Аверкием.

Просмотров, всего (617)