Поздравляем!

 Приветствуем Вас, дорогие посетители нашего сайта!
О Петровом посте.
Святой Праведный Иоанн Кронштадтский о посте

Господи! Как свойственно Первообразу привлекать, усвоять себе образы, вселяться и жить в них, — так тем, кои по образу Твоему, должно быть свойственно стремиться со всею любовию, со всем усердием к Первообразу, прилепляться к Нему. Но се плоть наша жадная и сластолюбивая, дебелая, косная отторгает нас от Тебя; нам нужны пост, воздержание, а мы страстны до сластей. Укрепи нас к воздержанию.
 

Этот летний пост, который сейчас мы называем Петровым, или апостольским, раньше называли постом Пятидесятницы.

Церковь призывает нас к этому посту по примеру святых апостолов, которые, приняв Святого Духа в день Пятидесятницы, в посте и молитве готовились ко всемирной проповеди Евангелия.

День Пятидесятницы, когда в пятидесятый день после исшествия Своего из гроба и в десятый день по Вознесении Своем Господь, воссевший одесную Отца, ниспослал Пресвятого Духа на всех Своих учеников и апостолов, – один из величайших праздников. Это совершение нового вечного завета с людьми. Дух Святой, сошедший на апостолов, Дух истины, Дух премудрости и откровения начертал вместо Синайского новый Сионский закон. Место Синайского закона заступила благодать Святого Духа, законополагающего, подающего силы к исполнению Закона Божиего, изрекающего оправдание не по делам, а по благодати.

Мы не постимся в Пятидесятницу, потому что в эти дни Господь пребывал с нами. Не постимся, потому что Он Сам сказал: можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними жених (Лк. 5, 34).

«После продолжительного праздника Пятидесятницы пост особенно необходим, чтобы подвигом его очистить нам мысли и соделаться достойными даров Святого Духа, — пишет святой Лев Великий. — За настоящим празднеством, которое Дух Святой освятил Своим сошествием, обыкновенно следует всенародный пост, благодетельно установленный для врачевания души и тела, и потому требующий, чтобы мы провождали его с должным благоволением. Ибо мы не сомневаемся, что после того, как апостолы исполнились обетованною свыше силой и Дух истины вселился в сердца их, между прочими тайнами небесного учения, по внушению Утешителя, преподано также учение и о духовном воздержании, чтобы сердца, очищаясь постом, делались способнейшими к принятию благодатных дарований… нельзя сражаться с предстоящими усилиями гонителей и яростными угрозами нечестивых в изнеженном теле и утучненной плоти, поскольку то, что услаждает нашего внешнего человека, разрушает внутреннего, и напротив, разумная душа тем больше очищается, чем больше умертвляется плоть».

Поэтому-то учители, просветившие примером и наставлением всех чад Церкви, начало брани за Христа ознаменовали святым постом, чтобы, выходя на брань против духовного развращения, иметь для этого оружие в воздержании, которым можно было бы умертвить греховные вожделения, ибо невидимые наши противники и бесплотные враги не одолеют нас, если мы не будем предаваться плотским похотям. Хотя в искусителе желание вредить нам постоянно и неизменно, но оно остается бессильным и бездейственным, когда он не найдет в нас стороны, с которой ему можно напасть… По этой-то причине установлен неизменный и спасительный обычай — после святых и радостных дней, празднуемых нами в честь Господа, воскресшего из мертвых и потом вознесшегося на небеса, и после принятия дара Святого Духа проходить поприще поста.

Обычай поста необходимо усердно соблюдать и для того, чтобы в нас пребывали те дары, которые сообщены ныне Церкви от Бога. Соделавшись храмами Святого Духа и более чем когда-либо быв напоены Божественными водами, мы не должны покорствовать никаким вожделениям, не должны служить никаким порокам, чтобы жилище добродетели не осквернилось ничем нечестивым. При помощи и содействии Божием мы все можем достигнуть этого, если только, очищая себя постом и милостыней, будем стараться освободить себя от скверн греховных и приносить обильные плоды любви. Далее святой Лев Римский пишет: «Из апостольских правил, которые внушил Сам Бог, первостоятели церковные, по внушению Святого Духа, первым поставили то, чтобы все подвиги добродетели начинать с поста.

Это они сделали потому, что заповеди Божии можно исполнить хорошо только тогда, когда воинство Христово ограждено от всех соблазнов греха святым воздержанием. Итак, возлюбленные, должны мы упражняться в посте преимущественно в настоящее время, в которое заповедуется нам пост, по окончании пятидесяти дней, протекших от Воскресения Христова до сошествия Святого Духа и проведенных нами в особом торжестве.

Этот пост заповедан, чтобы предохранить нас от беспечности, в которую очень легко впасть из-за долговременного разрешения на пищу, которым мы пользовались. Если ниву нашей плоти не возделывать непрестанно, на ней легко возрастают терние и волчцы и приносится такой плод, который не собирают в житницу, а обрекают на сожжение. Поэтому мы обязаны ныне со всем тщанием хранить те семена, которые приняли в наши сердца от небесного Сеятеля, и остерегаться, чтобы завистливый враг как-нибудь не испортил дарованного Богом и в раю добродетелей не взросли терния пороков. Отвратить же это зло можно только милостию и постом».

Блаженный Симеон Фессалоникийский пишет, что пост установлен в честь апостолов, потому что через них мы сподобились многих благ и они явились для нас деятелями и учителями поста, послушания… и воздержания. Это против воли свидетельствуют и латиняне, чествуя апостолов постом в их память. Но мы, согласно с постановлениями апостольскими, составленными Климентом, после сошествия Святого Духа одну неделю торжествуем, а потом, со следующей за тем, чествуем передавших нам поститься апостолов.

(0)

Зачем нужен Петров пост? Ответы пастырей

Петров пост. Не секрет, что даже некоторые церковные люди относятся к нему с предубеждением. И действительно, как смириться с очень долгим летним постом, который приходится на сезон отдыха и отпусков, когда особенно хочется съездить с семьей на шашлыки, отведать мороженого и прочего?

РОПОТ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ О НАШЕМ ПЛОТОУГОДИИ

Священник Димитрий Шишкин:

– Смирение – это одна из важнейших заповедей. Не будем забывать об этом, говоря и о Петровом посте. Церковь заповедовала нам поститься сейчас – и слава Богу! Тем более что пост этот не тяжкий: и рыба разрешается в определенные дни, и овощи поспевают, ягоды, фрукты, всевозможная «зелень травная»… Так что с радостью и благоговением примем призыв к посту как призыв к обновлению жизни, к радости преображения во Христе! Тогда всё станет легче, тогда все остальные предписания и правила окажутся добрым и легким подспорьем в достижении главной цели – единства с Богом. А роптать, жаловаться и мечтать о том, «как бы оно могло быть», нам не пристало, потому что всё это свидетельствует не о желании быть со Христом, а о нашем плотоугодии, которое достойно слез, а не потакания и угождения. Всё дело в решимости: отбросим сомнение, воспримем послушание – и всё станет легко. Пост не помеха подлинной радости, а доброе средство ее достижения. Да поможет нам Господь познать сладость воздержания и проистекающих от него плодов Духа!

ПЕТРОВ ПОСТ – ЭТО НАШЕ ЕДИНСТВО С АПОСТОЛАМИ

Священник Валерий Духанин:

– Помню, что когда-то меня тоже сбивало: «Эх, опять пришел этот пост Петров. Опять ущемляться в еде придется». Но потом я увидел, что если взять телесную составляющую, то летом вокруг столько ягод, овощей и фруктов, что ешь – не хочу. И зачем же тогда летом уедаться мясом? Куда тебе столько энергии, если и так тепло?

Я много расспрашивал о жизни своих родителей, которые вышли из простой деревни. Раньше в деревнях летом вообще мясо редко ели, потому что холодильников не было, мясную пищу экономили для зимы. Летом трудились много, а мясного ели мало. А сейчас мы хотим, чтобы наша жизнь была сплошной супермаркет: «бери всё, что хочешь», «ешь все, что желаешь». Как же быстро наша душа терпит крах!..

В Церкви всё премудро устроено. Богослужения и молитвы, посты и праздники – всё распределено так, что дает равномерную нагрузку, позволяет гармонично включиться в духовную жизнь. Долгое время без постов нам нельзя.

Летом мы беспечны. Петров пост напоминает: «Не расслабляйся, помни о духовном»

Лето приносит с собой не только отдых, но и соблазн беспечности. Хочется расслабиться, позволить себе всевозможные утешения. Если надолго остаться в таком состоянии, то соблазн захватит тебя врасплох. Поэтому для православных христиан Петров пост – определенный сигнал: «Не расслабляйся, помни о духовном».

Петров пост включает нас в число апостолов, учеников Христовых, которые молитвой и постом созидали Церковь. Постились апостолы – постимся и мы. Почувствовать свое единство с учениками Господа – это же так здорово! Петров пост – это наше единство с апостолами, которые всю жизнь свою провели в воздержании и духовном делании. Отказываясь от поста, мы в каком-то смысле отгораживаемся от Церкви, обособляем себя в своем глупом желании посытней поесть да повеселиться.

Если ты не научился воздержанию, то никогда не научишься самообладанию. Не научившись самообладанию, не будешь способен к управлению собой и к выстраиванию отношений с ближними. Все взаимосвязано в духовной жизни. Без поста и молитва будет не та, и победить соблазны невозможно. Под гнетом страстей и невоздержания будешь чувствовать одно недовольство, а радости – никакой.

Петров пост, конечно же, не помеха выехать на природу с семьей. В конце концов, вместо шашлыка можно приготовить на мангале и рыбные блюда. Да и разве дело в еде? Счастье – не в шашлыках и не в мороженом. Живое общение, радость провести время вместе – вот чего не хватает многим. Никакой пост не мешает нам быть вместе с близкими. Но самое главное: когда душа с Богом, то любая земная радость становится еще более радостной. Способствуют этому в том числе и посты.

ДАЖЕ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИ АПОСТОЛЬСКИЙ ПОСТ ПЕРЕНОСИТСЯ ЛЕГЧЕ

Священник Роман Савчук:

Пост не препятствие к отдыху, но инструмент соблюдения разумной меры в нем

– Действительно, нам, людям, тесно связанным с миром, порой трудно сочетать ритм церковной жизни с внешним порядком вещей. Однако именно с точки зрения внешних условий Петров пост, мне кажется, весьма уместен. Не секрет, что в летний период у нас возрастает склонность к расслабленности и желание отдохнуть. Отчасти это естественная потребность человеческого организма. С другой стороны, именно в этот период нам следует быть особо внимательными, чтобы расслабленность не перешла допустимую грань. «Отдыхать» от молитвы и богослужения – это все равно что отдыхать от дыхания и любви. В этом смысле Апостольский пост, мне кажется, следует воспринимать не как препятствие к отдыху, но как инструмент, с помощью которого христианин может соблюдать разумную меру в нем.

Наконец, Петров пост – один из наиболее «оправданных» в наших природно-климатических условиях. Ведь именно в этот период природа предоставляет нам значительное разнообразие плодов, которое недоступно Великим и Рождественским постами. Поэтому даже физиологически Апостольский пост зачастую переносится легче.

Православие.Ru

(2)

Петров пост. Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова.

Если у человека спросить: «Как ты думаешь, какой самый страшный грех?» – один назовет убийство, другой воровство, третий подлость, четвертый предательство. На самом деле самый страшный грех – это неверие, а уж оно рождает и подлость, и предательство, и прелюбодеяние, и воровство, и убийство, и что угодно.

Грех не есть проступок; проступок является следствием греха, как кашель – это не болезнь, а ее следствие. Очень часто бывает, что человек никого не убил, не ограбил, не сотворил какой-то подлости и поэтому думает о себе хорошо, но он не знает, что его грех хуже, чем убийство, и хуже, чем воровство, потому что он в своей жизни проходит мимо самого главного.

Неверие – это состояние души, когда человек не чувствует Бога. Оно связано с неблагодарностью Богу, и им заражены не только люди, полностью отрицающие бытие Божие, но и каждый из нас. Как всякий смертный грех, неверие ослепляет человека. Если кого-то спросить, допустим, о высшей математике, он скажет: «Это не моя тема, я в этом ничего не понимаю». Если спросить о кулинарии, он скажет: «Я даже суп не умею варить, это не в моей компетенции». Но когда речь заходит о вере, тут все имеют собственное мнение. Один заявляет: я считаю так; другой: я считаю так. Один говорит: посты соблюдать не надо. А другой: моя бабушка была верующей и она вот так делала, поэтому надо делать так. И все берутся судить и рядить, хотя в большинстве случаев ничего в этом не понимают.

Почему, когда вопросы касаются веры, каждый стремится обязательно высказать свое дурацкое мнение? Почему в этих вопросах люди вдруг становятся специалистами? Почему они уверены, что все здесь понимают, все знают? Потому что каждый считает, что он верует в той самой степени, в которой необходимо. На самом деле это совершенно не так, и это очень легко проверить. В Евангелии сказано: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет». Если этого не наблюдается, значит, нет веры даже с горчичное зерно. Так как человек ослеплен, то он считает, что верует достаточно, а на самом деле он не может совершить даже такой пустяк, как сдвинуть гору, которую и без веры сдвинуть можно. И из-за маловерия происходят все наши беды.

Когда Господь шел по водам, Петр, который никого на свете не любил так, как Христа, захотел прийти к Нему и сказал: «Повели мне, и я пойду к Тебе». Господь говорит: «Иди». И Петр также пошел по водам, но на секунду испугался, усомнился и стал тонуть и воскликнул: «Господи, спаси меня, я погибаю!» Сначала он собрал всю свою веру и, на сколько ее хватило, на столько он и прошел, а потом, когда «запас» иссяк, стал тонуть.

Вот так же и мы. Кто из нас не знает, что Бог есть? Все знают. Кто не знает, что Бог слышит наши молитвы? Все знают. Бог всеведущ, и, где бы мы ни были, Он слышит все слова, которые мы произносим. Мы знаем, что Господь благ. Даже в сегодняшнем Евангелии есть подтверждение этому, и вся наша жизнь показывает, как Он к нам милостив. Господь Иисус Христос говорит, что, если наше дитя просит хлеба, неужели мы дадим ему камень или, если просит рыбу, дадим ему змею. Кто из нас может так поступить? Никто. А ведь мы люди злые. Неужели это может совершить Господь, Который благ?

Тем не менее мы все время ропщем, все время стонем, все время то с одним не согласны, то с другим. Господь нам говорит, что путь в Царствие Небесное лежит через многие страдания, а мы не верим. Нам все хочется быть здоровыми, счастливыми, мы все хотим на земле хорошо устроиться. Господь говорит, что только тот, кто пойдет за Ним и возьмет свой крест, достигнет Царствия Небесного, а нам это опять не подходит, мы снова настаиваем на своем, хотя считаем себя верующими. Чисто теоретически мы знаем, что в Евангелии содержится истина, однако вся наша жизнь идет против нее. И часто нет у нас страха Божия, потому что мы забываем, что Господь всегда рядом, всегда на нас смотрит. Поэтому мы так легко грешим, легко осуждаем, легко человеку можем пожелать зла, легко им пренебречь, оскорбить его, обидеть.

Теоретически нам известно, что есть вездесущий Бог, но наше сердце далеко отстоит от Него, мы Его не чувствуем, нам кажется, что Бог где-то там, в бесконечном космосе, и Он нас не видит и не знает. Поэтому мы грешим, поэтому не соглашаемся с Его заповедями, претендуем на свободу других, хотим переделать все по-своему, хотим всю жизнь изменить и сделать ее такой, как мы считаем нужным. Но это совершенно неправильно, мы никак не можем в такой степени управлять своей жизнью. Мы можем только смиряться перед тем, что Господь нам дает, и радоваться тому благу и тем наказаниям, которые Он посылает, потому что через это Он нас учит Царствию Небесному. Но мы Ему не верим – мы не верим, что нельзя грубить, и поэтому грубим; не верим, что нельзя раздражаться, и раздражаемся; мы не верим, что нельзя завидовать, и часто кладем глаз на чужое и завидуем благополучию других людей. А некоторые дерзают завидовать и духовным дарованиям от Бога – это вообще грех страшный, потому что каждый от Бога получает то, что он может понести.

Неверие – это удел не только людей, которые отрицают Бога; оно глубоко проникает и в нашу жизнь. Поэтому мы часто пребываем в унынии, в панике, не знаем, что нам делать; нас душат слезы, но это не слезы покаяния, они не очищают нас от греха – это слезы отчаяния, потому что мы забываем, что Господь все видит; мы злимся, ропщем, негодуем.

Отчего мы всех близких хотим заставить ходить в церковь, молиться, причащаться? От неверия, потому что мы забываем, что Бог хочет того же. Мы забываем, что Бог каждому человеку желает спастись и о каждом заботится. Нам кажется, что никакого Бога нет, что от нас, от каких-то наших усилий что-то зависит, — и начинаем убеждать, рассказывать, объяснять, а делаем только хуже, потому что привлечь к Царствию Небесному можно лишь Духом Святым, а у нас Его нет. Поэтому мы только раздражаем людей, цепляемся к ним, надоедаем, мучаем, под благим предлогом превращаем их жизнь в ад.

Мы нарушаем драгоценный дар, который дан человеку, — дар свободы. Своими претензиями, тем, что хотим всех переделать по своему образу и подобию, а не по образу Божию, мы претендуем на свободу других и стараемся всех заставить мыслить так, как мыслим сами, а это невозможно. Человеку можно открыть истину, если он о ней спрашивает, если он хочет ее узнать, мы же постоянно навязываем. В этом акте нет никакого смирения, а раз нет смирения, значит, нет благодати Святого Духа. А без благодати Святого Духа результата не будет никакого, вернее, будет, но противоположный.

И вот так во всем. А причина в неверии – неверии Богу, неверии в Бога, в Его благой промысел, в то, что Бог есть любовь, что Он хочет всех спасти. Потому что, если бы мы верили Ему, мы бы так не поступали, мы бы только просили. Почему человек идет к какой-то бабке, к знахарке? Потому что он не верит ни в Бога, ни в Церковь, не верит в силу благодатную. Сначала он обойдет всех чародеев, колдунов, экстрасенсов, а если ничего не помогло, ну тогда уж обращается к Богу: авось поможет. И самое удивительное, что ведь помогает.

Если бы какой-то человек все время нами пренебрегал, а потом у нас стал что-то просить, мы бы сказали: знаешь, так не годится, ты так ко мне препогано относился всю жизнь, а теперь приходишь у меня просить? Но Господь милостивый, Господь кроткий, Господь смиренный. Поэтому по каким бы путям-дорогам человек ни ходил, какие бы безобразия он ни делал, но если он обращается к Богу от сердца, на последний, как говорится, худой конец – Господь и тут помогает, потому что Он только и ждет нашей молитвы.

Господь сказал: «О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам», а мы не верим. Мы не верим ни в свою молитву, ни в то, что Бог нас слышит, — не верим ничему. Вот поэтому у нас все и пусто, поэтому наша молитва как бы и не исполняется, она не может не только гору сдвинуть, а не может вообще ничего управить. Если бы мы действительно верили в Бога, тогда любого человека смогли бы на истинный путь направить. А направить на истинный путь возможно именно молитвой, потому что она оказывает человеку любовь. Молитва перед Богом – тайна, и в ней нет никакого насилия, есть только просьба: Господи, управь, помоги, исцели, спаси.

Если бы мы так действовали, то достигли бы большего успеха. А мы все надеемся на разговоры, на то, что как-то сами управимся, что-то такое сохраним на какой-то черный день. Кто ждет черного дня, у того он обязательно настанет. Без Бога все равно ничего не достигнешь, поэтому Господь говорит: «Ищите прежде всего Царствия Божия, и остальное все приложится вам». Но мы и этому не верим. Наша жизнь не устремлена в Царствие Божие, она больше направлена на людей, на человеческие отношения, на то, как бы здесь все наладить. Мы хотим удовлетворить собственную гордость, собственное тщеславие, собственное честолюбие. Если бы мы стремились к Царствию Небесному, то радовались бы, когда нас притесняют, когда нас обижают, потому что это способствует нашему вхождению в Царствие Небесное. Мы бы радовались болезни, а мы ропщем и ужасаемся. Мы боимся смерти, все стараемся продлить свое существование, но опять не ради Господа, не ради покаяния, а по своему маловерию, из страха.

Грех маловерия в нас проник очень глубоко, и с ним надо очень сильно бороться. Есть такое выражение: подвиг веры – потому что только вера может подвигнуть человека на что-то настоящее. И если каждый раз, когда в нашей жизни складывается такая ситуация, что мы можем поступить по-Божески и можем поступить по-человечески, — если каждый раз мы будем мужественно поступать по своей вере, то вера наша будет расти, она будет укрепляться.

Если взять гирю и каждый день поднимать ее по десять раз, а через месяц мышцу измерить, мы увидим, что она увеличится в объеме; а через год она будет еще больше. Так и вера: если мы ежедневно будем совершать некий поступок не по чувствам, не по разуму, а по нашей вере, то она в нас умножится. Вот раздражает меня какой-то человек тем, что лезет ко мне со всякими глупостями; надоел до предела. Что делать? Хочется убежать или сказать ему в ответ какую-то колкость, нечто такое, чтобы он больше никогда в жизни не приставал. Это мне хочется как человеку грешному, а как я должен поступить по вере? По вере я должен рассуждать так: зачем Господь ежедневно посылает ко мне этого человека, зачем Он дал мне этот крест? Для чего меня жизнь все время с ним сталкивает? Чтобы я терпел, чтобы я приобрел смирение терпя. Значит, буду терпеть год, два, три, четыре, десять лет, пока не смирюсь полностью, пока меня не перестанет это раздражать.

И если каждый раз мы будем поступать по вере, не выплескивать свое раздражение, а, наоборот, держать его внутри и просить у Бога: Господи, помоги мне, дай мне терпение удержаться, не сказать грубость, резкость, дай мне как-то выдержать это маленькое испытание, — если мы будем так делать день, два, неделю, месяц, год, десять лет, то как мышца укрепляется и становится сильней, так будет укрепляться и наша вера. И когда случится в нашей жизни какое-то действительно серьезное испытание, тогда мы сможем в вере устоять; мы не откажемся ни от Господа, ни от веры, ни от Царствия Небесного.

Если на спортсмена, который всю жизнь тренирует свое тело, нападут разбойники, и он от них побежит, а они все прокуренные да пропитые, 60 метров пробегут и отстанут. Спасется человек – ему пригодится то, что он занимался спортом. Поэтому когда мы терпим, допустим, свое раздражение, или все время преодолеваем свою жадность, или совершаем еще какой-то волевой акт, поступаем не по чувствам нашим, а по нашей вере, как должен поступать христианин, то мы это делаем не напрасно. Мы готовим себя к более серьезному экзамену, который обязательно будет. И самый серьезный экзамен, самое главное испытание – это смерть. Но и до смерти у нас будет очень много испытаний, и по мере возрастания нашей веры они будут расти.

Когда человек переходит в институте из курса в курс, экзамены все усложняются, а потом бывает самый главный, государственный, и диплом. Защита диплома – это наша смерть, а перед этим нужно сдать множество экзаменов. И чем больше растет наша вера, тем больше она будет Богом испытываться, потому что как иначе можно познать человека?

Был такой случай со Спиридоном Тримифунтским: он пришел на собор, а стражник его не пускает. Он говорит: «Почему ты меня не пускаешь? Я епископ». А был он в простой пастушеской одежде, потому что пас скотину, добывая себе пропитание. Стражник его ударил, и Спиридон подставил ему другую щеку. Тот говорит: «А, теперь вижу, что ты епископ, проходи». Вот он, пропуск. Сразу видно, что этот человек христианин. Не надо никаких документов, что ты, дескать, верующий. Вот написано: христианин; фотография – борода, усы; и печать. Этого не надо, потому что христианин проверяется не документом.

Единственный документ – исполняет человек заповеди Божии или не исполняет. А как это трудно! Какой-то простой мирянин бьет по лицу епископа. По церковным канонам тот, кто ударил епископа, отлучается от Церкви. То есть святитель Спиридон мог его за оскорбление священного сана отлучить от Церкви, и никто бы никогда ничего не сказал против этого. Но он его простил кротко сразу, и подставил левую, и на собор прошел, и все благополучно разрешилось, и того человека исцелил – он раскаялся. Вот поступок христианский. И наша христианская жизнь, и наша вера будут укрепляться, только если мы будем совершать христианские поступки.

Мы все пока не христиане, а ученики и только пытаемся жить по-христиански. Но если мы хотим христианами стать, нужно постоянно совершать христианские поступки и словом, и делом, и мыслью. Вот мысль какая-то пришла – если человек не христианин, он начинает этой мысли следовать, пока не придет другая. Обычно у того, кто не ведет духовную жизнь, в голове все время прокручивается какое-то «кино»: то одно подумал, то другое, то на то посмотрел, то на это. Увидел человека красиво одетого – у него зависть появилась. Увидел кого-то на машине едущего – думает о том, что он загазовывает воздух. Увидел красивое лицо – значит, другие какие-то мысли пошли. И так ум все время плавает. Но христианин должен постоянно бороться с помыслами. Каждый раз, когда мы отсекаем помысел греховный, мы совершаем нравственный поступок. Этот поступок не видит никто, кроме Отца Небесного. И Господь, видя тайное, воздаст нам всегда явное – он укрепит нашу веру.

Отсечь помысел не так уж трудно, это подвиг малый, но тем не менее еще раз руку согнул, еще раз поупражнял мышцу своей души, мышцу своей веры. Только таким образом можно веру укреплять. И любой спортсмен знает: сколько бы ты мышцу ни качал, но если ты год не тренируешься, то все исчезает. Тот, кто начинает заниматься спортом, обречен заниматься им до конца своих дней, иначе он превращается в огромную, неповоротливую тушу и у него портятся печень, легкие, сосуды, сердце. Так же и в христианской жизни. Не дай Бог кому-нибудь сделать эксперимент – взять и перестать молиться утром и вечером хотя бы дня три-четыре. На пятый день прочитать правило будет в сорок раз тяжелей, чем тогда, когда ты устал и пропустил, потому что душа уже ослабла.

Поэтому, чтобы нам веру укреплять, необходимо постоянное упражнение в молитве, в чтении слова Божия. Надо постоянно себя понуждать. Неустанно, хочу – не хочу, могу – не могу, надо заставлять себя идти в храм. Устал – не устал, дела у меня – не дела, прошел срок порядочный – надо заставить себя подготовиться к причастию и причаститься Святых Христовых Тайн. Какая-то сложилась ситуация – как тебе ни хочется поступить греховно, надо заставить себя поступить по-христиански, независимо от того, что ты чувствуешь и что ты думаешь. Есть заповедь Божия – и исполняй. И постепенно мы увидим, что заповеди нам становится исполнять все легче и легче, а потом почувствуем, что нам невозможно совершить грех: мы настолько привыкнем исполнять заповеди Божии, что согрешать нам уже будет тяжело, мы не сможем даже себя к этому понудить – у нас возникнет навык христианской жизни. Вот это и есть возрастание нашей веры.

Каждый из нас должен быть кремнем. Господь назвал камнем Петра: «петрос» по-гречески значит «скала». «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою». Так же и мы. Если мы хотим быть храмом Святого Духа, домом Божиим, то должны обязательно веру свою укреплять и с неверием в своей душе постоянно бороться, не надеясь ни на каких людей, а только на Самого Единого Бога. И нужно постоянно к Нему обращаться. Только таким образом можно избавиться от этого пагубного греха неверия, который в каждом из нас есть, но присутствует так незаметно, что мы его не видим. В этом его и крайняя опасность. Аминь.

Как помочь

Рейтинг@Mail.ru

 

(1)

Про священномученика Германа (Ряшенцева), последнего ректора Вифанской духовной семинарии. Как священномученник помогает восстанавливать монастырь. Наталья Прокофьева

С Божией помощью в год 80-летия со дня расстрела священномученика Германа (Ряшенцева) я приняла участие в дне памяти владыки Германа, который каждый год 15 сентября проходит в московском храме святителей Афанасия и Кирилла. Но это событие для меня стало только началом большого путешествия по местам памяти, связанным с деятельностью епископа Вязниковского. Одним из них оказалась Вифания – местность в Сергиевом Посаде, в которой в 1783-м году митрополит Московский Платон (Левшин) основал монастырь и семинарию. Ректором Вифанской семинарии с 1912-го по 1917 годы был священномученик Герман. Но, как выяснилось, не оставляет святой и сегодня эти места без своего попечения: в настоящее время идет активное восстановление старинного Спасо-Вифанского мужского монастыря. О помощи владыки Германа в нелегком деле возрождения обители я и поговорила с ее настоятелем, отцом Аверкием (Лопатюком).

Монастырь начинается… с трапезной

В Спасо-Вифанский монастырь вместе с родственницей владыки Германа, Иоанной Казанской, мы прибыли хмурым холодным утром. Моросил дождь, но и он не в силах был омрачить нашей радости – ярким пятном на фоне неуютного осеннего дня стала сама обитель. Святые врата и колокольня, окрашенные в теплые тона, казалось, излучали свет и тепло. У входа в обитель вижу скульптуру основателя Вифанских монастыря и семинарии – митрополита Московского Платона (Левшина). Мои спутники издалека кланяются ему и просят его молитв. Несмотря на то, что богослужение и трапеза в монастыре уже завершились, настоятель, отец Аверкий, снова приглашает нас на монастырскую кухню. Все мои сетования по поводу того, что у меня нет времени, сразу отклоняются. Через несколько минут передо мной появляется тарелка с кашей, мед и постное масло.

– Извините, у нас как братии подавали, так мы и вам предлагаем, – предупреждает батюшка.

И пока отец Аверкий знакомится с моими спутниками, я успеваю пообщаться с монастырским кондитером Валентиной. Как выяснилось, женщина трудится в обители уже третий год.

– Вообще-то я кондитер с 40-летним стажем, много лет проработала в кафе «Шоколадница» в Москве, – улыбается хозяюшка. – В монастыре занимаюсь выпечкой. Ассортимент у нас очень широкий.

Лишь позже я действительно смогла убедиться в этом, когда посетила монастырское кафе – там к традиционным чаю и кофе предлагались также кексы, бублики с кунжутом, рулеты с маком, пончики, пряники.

– А кормим мы так, – продолжает Валентина, – по средам, пятницам – у нас постные дни. А в обычные дни подается рыба. Но наш повар готовит изысканные блюда: и селедку под шубой, и оливье делает, словом, как дома. Мы кормим ежедневно по 15-20 человек, – рассказала Валентина.

Батюшкина история

За трапезой знакомлюсь с отцом Аверкием. Батюшка оказался родом из Одессы. Когда он был послушником в Одесском Свято-Успенском мужском монастыре, с ним произошло событие удивительное:

– Я по милости Божией участвовал в обретении мощей известного старца Кукши Одесского, – делится отец Аверкий. – Его могила находилась на братском кладбище, справа от постамента «Воскресение Христово», и была средоточием духовной жизни – здесь постоянно читались акафисты, братия часто сюда для молитвы приходили и получали от старца помощь. Однажды нас разбудили около часа ночи, и благочинный объяснил, что нам предстоит поучаствовать в обретении мощей схиигумена Кукши.

– А почему в такой поздний час происходило это знаменательное событие? – спрашиваю у отца Аверкия.

– Потому что старца хоронили ночью, чтобы избежать большого стечения народа, ведь ко Господу архимандрит Кукша отошел в 1964-м году, в безбожные советские времена, и атеистические власти даже требовали погребение старца совершить на его родине. И вот, в час его смерти и было решено обретать его мощи. Мы долго копали и достаточно глубоко, и вдруг стали проваливаться – так выяснилось, что могила старца располагалась не там, где был установлен ему памятник, а чуть в стороне, получалось, что прямо на проходе между могилами. Гроб преподобного Кукши находился в воде и был сколочен из разных досок. Но меня, грешного, что поразило – в такой, казалось бы, неблагоприятной среде сохранились и мантия, и темная с проседью борода, и кожные покровы, а ведь тогда с момента погребения старца прошло уже 30 лет!

Он ничего особенного не делал, просто, когда он появлялся, мир становился другим

В 1999-м году отец Аверкий принял монашеский постриг в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Бесценным воспоминанием для настоятеля Вифанской обители этого периода стало его общение с архимандритом Кириллом (Павловым), духовным чадом которого отец Аверкий был.

– Старец Кирилл – для меня святой человек, один из тех, кто стяжал благодать Духа Святого, духоносный старец. Он имел необыкновенное влияние на братию. Когда он в лавру приезжал, братия менялась на глазах: враждующие между собой примирялись, все становились кроткими, добрыми, причем он ничего особенного не делал, просто, когда он появлялся, мир становился другим. Старец Кирилл был одновременно любвеобильным и очень строгим духовником. Хотя он наставлений каких-то особенных не давал. В основном рекомендовал нам читать Евангелие и апостольские послания, – вспоминает отец Аверкий счастливое время общения с батюшкой.

В 2001-м году состоялась иерейская хиротония отца Аверкия, которую совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в храме святителя Николая в Хамовниках. На память об этом событии хранит теперь батюшка служебник, подаренный Святейшим, с его автографом. А три года назад иеромонах Аверкий был назначен настоятелем Спасо-Вифанского монастыря, расположенного в четырех километрах от Троице-Сергиевой лавры.

Знакомство с владыкой Германом

Про священномученика Германа (Ряшенцева), последнего ректора Вифанской духовной семинарии, отец Аверкий, конечно, знал. Но вот что он в какой-то момент обратится к изучению духовного наследия священномученика и в нелегком деле восстановления Вифанской обители будет постоянно обращаться к владыке Герману – сегодня рассматривает как Промысл Божий. Год назад в Спасо-Вифанский монастырь приехала правнучатая племянница священномученика Германа (Ряшенцева), Иоанна Казанская. Но тогда, не застав отца Аверкия на месте, женщина передала для него через братию книгу «Письма владыки Германа. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Германа, епископа Вязниковского», которая небольшим тиражом вышла в издательстве Православного Свято-Тихоновского богословского института.

– Для меня что ценного было в письмах владыки – в них он раскрывал свое отношение к Вифании и ее основателю, митрополиту Платону, – делится отец Аверкий. – Уже находясь в ссылке в Коми, владыка Герман писал Вере Тимофеевне и Наталье Александровне Верховцевым в день памяти Платона и Романа:

«Вспоминаю сегодня и Вифанию, и еще больше сегодняшнего ее основателя и именинника. Его облик духовный очень много говорит моему сердцу, и в его уменье все небесное и вечное облечь в самые изящные и изысканные формы земной действительности, онебесивая тем земное и небесное доводя до реального ощущения «душевного» человека, как непререкаемую эстетическую и моральную ценность, я всегда слышал невысказанные потребности моей собственной природы»[1].

Митрополит Платон и владыка Герман

– Владыка Герман, когда говорил о Вифании и ее основателе, то раскрывался как человек, который успел проникнуться духом митрополита Платона, его взглядов, – продолжаем беседовать с отцом Аверкием. – И как Платон пытался воздействовать на души, особенно простых людей, посредством красоты – это была основа его воззрений, – так и владыка Герман. Вот как о красоте он пишет в письме к семинаристам: «Я люблю все красивое, в какой бы области эта красота не проявлялась… Это не нажитое. Не искусственно культивированное чувство красоты, а данное мне самой природой…»[2].

– Во время своего управления Вифанской семинарией владыка Герман занимался ее переустройством, чтобы вернуть ей былые красоту и изящество, которые были при митрополите Платоне, – рассказывает батюшка и тотчас в подтверждение своих слов находит фрагмент письма владыки Германа: «Вместо прежней, мрачной мне хотелось создать что-либо светлое, изящное, красивое. Ваш курс знал прежнюю семинарию, и, думаю, когда вы приехали в нее после окончательного ремонта, вы должны были почувствовать всю глубокую разницу между старой и новой. Я знал, что внешняя изящная простота непосредственно влияет на душу и пролагает в ней путь к влиянию или, по крайней мере, помогает влиянию другой, более совершенной красоты – красоты духовной»[3].

Далее, углубляясь в изучение эпистолярного наследия владыки Германа, отец Аверкий все больше убеждался в удивительном сходстве митрополита Платона и владыки Германа.

Так, исследователь Андрей Андреевич Беляев, когда описывал митрополита Платона, говорил, что основатель Вифании был в первую очередь отцом для своих семинаристов, поэтому он и сумел воспитать таких талантливых проповедников и церковных деятелей – он прививал любовь к знаниям, к просвещению, к монашеству без какого-либо насилия.

– И владыка Герман с отеческой заботой относился к своим ученикам! – в доказательство своих слов отец Аверкий зачитывает нам отрывок из письма семинаристов ректору Вифанской семинарии архимандриту Герману: «Только теперь, простившись с Вами, как это всегда бывает, мы во всей полноте, и притом все до единого, искренне поверили в Вашу любовь, не жалеющую себя. Поверьте же, наш отец Ректор, и в искренность нашей постоянной благодарной любви. В наших глазах Вы выросли много выше других наставников: поэтому в своем дальнейшем возрастании мы постоянно будем просить Ваших советов, Ваших молитв»[4].

– В лице владыки Германа я увидел последователя митрополита Платона, воплотителя его идей, за короткое время ему удалось постигнуть «тайну души Платона» – есть такое выражение у Беляева, – потому что владыка Герман сам был сердцем тонок, деликатен, чуток. Если начало семинарии для меня связано с митрополитом Платоном, то ее управление в тяжелые революционные годы и закат эпохи Вифании совпал со временем трудов здесь священномученика Германа, – подводит итог нашей беседе настоятель Спасо-Вифанского монастыря.

В Интернете отец Аверкий стал искать дополнительные сведения о священномученике Германе и прочел статью об обнаружении предполагаемого места захоронения владыки Германа в Сыктывкаре, на старом Тентюковском кладбище.

– Первый порыв мой был поехать на могилу священномученика, – вспоминает отец Аверкий. – Потому что владыка Герман мне помог как настоятелю, как вифанцу ответить на многие вопросы, а обращаясь к нему с молитвой, мы скоро получаем помощь. У нас идет активное возрождение обители, и мы, ее насельники, на таком подъеме находимся и такой прилив сил ощущаем – и наше состояние, и восстановление обители я связываю с помощью священномученика Германа.

По молитве священномученика

О возрождении Вифанской обители по молитвам владыки Германа я прошу батюшку рассказать подробнее.

– Идемте! – приглашает настоятель на экскурсию по монастырю. – Мы сейчас воссоздаем Вифанию из руин. Она очень отдаленно напоминает ту дивную обитель, которая была при митрополите Платоне. О ее былых красоте и величии сегодня мы можем судить по старым фотографиям.

Так, на одной из них я увидела храм необыкновенной архитектурной формы, Преображенский. Небольшой по размерам собор был построен «овальной фигурой». Но больше всего поражало внутреннее убранство церкви – престол нижнего храма в честь Воскрешения Лазаря был устроен в алтаре, стена которого представляла вид искусственной пещеры в память о том, что именно в пещере и был погребен праведный Лазарь. Над искусственной пещерой возвышался алтарь верхнего храма в честь Преображения, имевший вид евангельской горы Фавор. Для большего правдоподобия он был устлан мхом, украшен цветами, кустарниками[5].

В 1950-е годы XX столетия храм взорвали. Только в октябре 2007-го года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II была совершена торжественная закладка Преображенского собора на месте разрушенного.

За это время удалось по старинным фото полностью воссоздать жемчужину Вифанской обители. Подробнее об этом я рассказала в статье «Житием и смертию образ верным показавший».

– В год 80-летия со дня мученической кончины владыки Германа нам осталось доделать только алтарь верхнего храма, – рассказывает батюшка.

Но уже сегодня удивительный Преображенский храм привлекает паломников.

Далее батюшка приглашает меня войти в храм Сошествия Святого Духа, который был построен в 1860-х годах, когда лавру и Вифанию возглавлял митрополит Московский Филарет (Дроздов).

В июле нынешнего года Министерство культуры Московской области в соответствии с федеральной программой «Культура России (2012-2018 годы) начало ремонтно-реставрационные работы этого памятника истории. И пока идут восстановительные работы, мы смогли увидеть некоторые особенности этого храма – во-первых, церковь была огромной, а перегородка, разделившая ее на две части, появилась уже в советские времена.

– А эти стены еще помнят владыку Германа! – замечает батюшка, указывая на фрагменты кирпичной кладки.

Сохранились и места, где стояли старые колонны, и даже старинная лестница – это немые свидетели трудов здесь российского святого, пережившие века.

Завершены были уже ремонтно-восстановительные работы в домовой церкви митрополита Платона, шатровый иконостас которой так в свое время понравился императору Павлу, и он даже пожелал устроить такой же у себя, в Санкт-Петербурге. На старинном фото отец Аверкий показал нам, как выглядела домовая церковь при митрополите Платоне. С удивлением мы обнаружили, что в отремонтированной в наши дни церкви сохранилась даже пономарская ниша.

Новомученики Вифанской семинарии

Конечно, меня очень интересовала судьба Вифанской семинарии. О ее современном состоянии я рассказывала читателям портала «Православие.ру».

– Что же будет с этим большим комплексом зданий? – интересуюсь у отца Аверкия.

– Нужно, чтобы вновь на вифанской земле появились такие люди, как митрополит Платон или владыка Герман, – объясняет батюшка. – Пока же мы подали заявку в Министерство культуры на восстановление Вифанской семинарии. Но с погружения в эпистолярное наследие владыки Германа началось наше изучение семинарской истории.

50 выпускников и преподавателей Вифанской семинарии пострадали за веру Христову в годы репрессий

И уже в начале исследования мы обнаружили около 50 выпускников и преподавателей Вифанской семинарии – новомучеников и исповедников российских, которые пострадали за веру Христову в годы репрессий.

Среди святых Вифании я встретила имена священномучеников Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского, который преподавал в Вифанской семинарии в 1909-1912 годах Церковную историю, и Александра Зверева, который предположительно в 1917-м году некоторое время являлся ректором Вифанской семинарии. В 1937-м году он был арестован по обвинению в антисоветской агитации и 16 ноября того же года расстрелян на Бутовском полигоне.

Из числа бывших семинаристов Вифании в лике новомучеников был прославлен Дмитрий Лебедев (выпускник 1892-го года), впоследствии церковный историк, профессор Московской Духовной академии, протоиерей. Был расстрелян 27 ноября 1937-го года на полигоне Бутово. В этот же день мученическую кончину на Бутовском полигоне принял и другой выпускник Вифанской семинарии 1894-го года, священномученик Василий Лихарев.

Изучая список выпускников Вифанской семинарии, пострадавших в годы гонения на Церковь, отметила и такую деталь – больше всех святых мучеников среди выпускников 1890-х годов, все они были расстреляны на Бутовском полигоне. Незадолго до этого лаврой и Вифанией управлял митрополит Московский Филарет (Дроздов) – воспитанник Платона. Ректорами семинарии в этот период являлись архимандрит Иаков (Пятницкий) – изображен на иконе Русской Зарубежной церкви в лике новомучеников и исповедников российских; архимандрит Трифон (князь Туркестанов) – известен еще как духовный поэт и гимнограф. В эти годы преподавал в семинарии и будущий священномученик Иоанн Артоболевский.

Среди выпускников этих лет в лике новомучеников были прославлены: иереи Алексий Никольский и Парфений Грузинов. Они окончили Московскую духовную академию и были расстреляны в 1938-м году; протоиерей Александр Воздвиженский был расстрелян 13 ноября 1937-го года; иерей Виктор Моригеровский расстрелян 7 марта 1938-го года; протоиерей Григорий Воинов расстрелян 8 декабря 1937-го года.

Среди учеников времени ректорства в Вифанской семинарии владыки Германа (Ряшенцева) в лике новомучеников прославлены: протоиерей Василий Крылов, расстрелянный 1 июля 1938-го года на Бутовском полигоне; иерей Василий Никитский, расстрелян 14 марта 1938-го года [6].

На могилах святых вифанцев

Наталья Прокофьева

27 октября 2017 г.

[1] Письма владыки Германа. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Германа, епископа Вязниковского. М.: Православный Свято-Тихоновский богословский институт, 2004. С 260.

[2] Там же. С 83.

[3] Там же. С 80.

[4] Там же. С 80.

[5] http://vifanskymonastir.cerkov.ru/files/2015/12/Vifania.pdf

[6] Эти сведения автор узнала из статьи «Новомученики и исповедники Вифанской духовной семинарии» Георгия Евгеньевича Колыванова, присланную отцом Аверкием.

(49)

К истории почитания священномученика Германа (Ряшенцева; † 1937) Наталья Прокофьева

«ЖИТИЕМ И СМЕРТИЮ ОБРАЗ ВЕРНЫМ ПОКАЗАВШИЙ»

К истории почитания священномученика Германа (Ряшенцева; † 1937)

Несколько месяцев миновало с тех пор, как вместе с читателями портала «Православие.ру» мы прошли «По следам “Священной дружины”», по делу которой был осужден в 1937 году и приговорен к высшей мере наказания и епископ Вязниковский Герман (Ряшенцев). Результатом этого расследования для меня стало приглашение потомков священномученика принять участие в дне памяти владыки Германа, который ежегодно 15 сентября проходит в одном из храмов Москвы. Отправляясь в Первопрестольную, я тогда и подумать не могла, что этот визит в столицу позволит мне не только посетить места памяти, связанные с деятельностью святого XX столетия, встретиться с его ближайшими родными, но и познакомиться с людьми, для которых имя владыки Германа в сонме новомучеников Церкви Русской стоит особо – и прежде всего благодаря его письмам.

Сокровенная могила

Началось это путешествие для меня с посещения предполагаемого места захоронения священномученика Германа (Ряшенцева) на старом Тентюковском кладбище Сыктывкара. Последний раз вместе с супругом мы были здесь зимой. Летом могилу найти оказалось еще сложнее. К тому же путь нам преградила непролазная грязь – месиво, образовавшееся после дождя, преодолев которое пришлось еще немало времени потратить на поиск двух безымянных крестов на могилах новомучеников. К счастью, на предполагаемом месте захоронения владыки Германа и других священнослужителей сыктывкарский краевед Анна Малыхина прикрепила ламинированный листок бумаги со списком имен христианских мучеников, расстрелянных в один день с владыкой Германом по делу «Священной дружины». Молча стоим у могил, молясь об одном: чтобы с нашей помощью об этом месте упокоения узнало как можно больше людей – почитателей владыки Германа, чтобы эта сокровенная могила не была окончательно забыта и утрачена на старом Тентюковском кладбище.

«Встреча» с владыкой Германом

По прибытии в Москву мы вместе с супругом отправились до станции метро «Кропоткинская», где в Филипповском переулке располагается храм святителей Афанасия и Кирилла, патриархов Александрийских, – место ежегодной встречи родных святого. А войдя в церковь, тотчас из всех храмовых икон выбрали только одну – ее мы увидели сразу: образ священномученика Германа (Ряшенцева)!

– Вы тоже нашего владыку почитаете? – слышим голос за спиной, как выяснилось потом – казначея храма Ирины Петровны.

А узнав о нашем расследовании, проведенном в месте последней ссылки владыки Германа, в Сыктывкаре, Ирина Петровна сказала, что нам непременно нужно встретиться с настоятелем храма отцом Михаилом. К сожалению, батюшка в день нашего визита был болен. Поэтому пообщалась с нами его супруга. Матушка Наталья рассказала, что икона была написана ученицей иконописца, реставратора, профессора Православного Свято-Тихоновского богословского института Ирины Ватагиной. В написании образа помогли сохранившиеся фотографии владыки.

Адресат

Конечно, я ждала удобного случая, чтобы расспросить мою собеседницу о том, как в московском храме Афанасия и Кирилла владыку Германа стали чтить особо и при большом стечении его родных. Возможность побеседовать представилась во время трапезы, которая каждый раз в храме Афанасия и Кирилла проходит после службы.

– Дело в том, что мой супруг прочел письма владыки Германа: переписанные кем-то, они были адресованы Вере Тимофеевне и Наталье Александровне Верховцевым, – рассказала матушка Наталья.

Продолжил же эту удивительную историю знакомства с владыкой Германом уже сам батюшка Михаил, с которым мы наконец встретились сразу после службы в день Сретения Владимирской иконы Божией Матери:

– Письма владыки Германа попали ко мне через старших друзей, которые в пору моего воцерковления поддерживали меня и делились со мной своими сокровищами – разного рода духовной литературой, которую они уже обрели и передавали друг другу. В основном это были книги в виде ксерокопий, машинописные или переписанные от руки. И вот однажды мне дали всего-то на несколько дней почитать письма владыки. Эти послания открыли для меня трагическую страницу истории Церкви в свидетельстве исповедника, с глубокой верой и смирением несшего свой крест до мученической кончины. Совершенно неожиданным и чудесным подарком оказалось мое знакомство с адресатом писем владыки – Натальей Александровной Верховцевой, которая и сохранила их, постоянно переписывая для близких ей по духу друзей. Это знакомство, сроднившее нас на многие годы (до кончины Натальи Александровны в 1991 году), оживило и закрепило связь с Церковью, с ее историей.

– А как состоялось ваше знакомство с родными владыки Германа? – интересуюсь у отца Михаила.

В день памяти владыки Германа в храм приносится напрестольный деревянный крест, принадлежавший ему

– Постепенное углубление в церковную среду расширяло круг знакомств и свело меня с родственниками владыки, – делится батюшка. – Подружился с Гали Леонидовной Солоповой, племянницей владыки Германа, она стала прихожанкой нашего храма. А когда появилась икона священномученика Германа, родственники стали собираться в нашем храме в день его памяти – 15 сентября. В этот день в храм приносится напрестольный деревянный крест, принадлежавший владыке, сохраненный, так же как и письма, Натальей Александровной Верховцевой. Для всех нас это очень дорогая святыня, через которую мы испрашиваем благословения священномученика. Обычно после службы у нас бывает чаепитие, и мы читаем письма владыки. Каждый раз чтение писем воспринимается с живым интересом и переживается как урок веры и верности Богу и Церкви во всякое время на всяком месте, какие бы трудности и испытания ни посылались на жизненном пути.

С особым интересом и волнением отец Михаил выслушал наш рассказ об обретении места предполагаемого захоронения владыки Германа:

– Может быть, и на наши молитвы священномученик Герман отзовется, и случится всеми нами чаемое обретение святых мощей дорогого владыки, – завершаем нашу беседу с батюшкой.

Вифания

Покидая храм святителей Афанасия и Кирилла, патриархов Александрийских, мы отправляемся в Сергиев Посад, в Спасо-Вифанский монастырь, где должно было состояться наше знакомство с обстоятельствами жизни и работы владыки Германа в качестве ректора Вифанской духовной семинарии. Наше путешествие по местам, связанным с деятельностью владыки, удалось осуществить благодаря помощи его правнучатой племянницы Жанны Казанской (в крещении Иоанны). Иоанна проводит индивидуальные экскурсии по Москве на русском и английском языках, поэтому в ходе нашей поездки она поведала нам интересные сведения и о родной Москве, и о подмосковной Вифании – Спасо-Вифанском монастыре, названном так в память о палестинском селении, в котором произошло воскрешение Лазаря.

Даже внутреннее убранство одного из храмов Спасо-Вифанской обители – Преображенского – напоминает пещеру. Да-да, я ничего не выдумываю, престол нижнего храма в честь воскрешения Лазаря устроен в алтаре, а обращенная к молящимся стена в середине храма имеет вид искусственной пещеры. А над ней возвышается алтарь верхнего храма в честь Преображения Господня, наподобие вида евангельской горы Фавор. Сегодня она украшена цветами и декоративными кустарниками.

Как оказалось, в Спасо-Вифанском монастыре память владыки Германа особо чтут не только потому, что его деятельность была связана с семинарией, которая находится рядом с монастырем. Особая духовная связь существует между нынешним настоятелем монастыря иеромонахом Аверкием и священномучеником Германом. И для отца Аверкия, как и для отца Михаила, знакомство с владыкой Германом состоялось через его письма. Книгу «Письма владыки Германа», изданную Православным Свято-Тихоновским богословским институтом, привезла в подарок настоятелю монастыря Иоанна.

На столике маленького монастырского кафе остывал наш чай, к которому так никто и не притронулся, потому что отец Аверкий читал письма владыки Германа, сопровождая их глубокими комментариями.

– Когда я вчитался в письма владыки Германа, для меня открылась его душа, – вспоминает отец Аверкий свое первое знакомство с наследием священномученика. – В этих необыкновенных посланиях я увидел человека очень глубокого, тонко чувствующего, интеллигентного. В своих письмах он пишет о воспитании детей, отношении к жизни, объясняет спорные церковные вопросы, и всегда он тактичен, деликатен, глубок. Что еще ценного было для меня в письмах владыки Германа: он раскрывал в них свое отношение к Вифании. Находясь уже в ссылке, он пишет, что скучает по Вифании. Мы сейчас издаем альбом, посвященный митрополиту Платону «Вифань митрополита Платона» (митрополит Московский Платон (Левшин) – основатель Вифанских монастыря и семинарии. – Н.П.), и там в нескольких статьях поместили как эпиграфы строки из писем владыки Германа, потому что там есть потрясающие фрагменты! Понимаете, он постиг эстетические воззрения митрополита Платона, влияние красоты на жизнь души человека. В лице владыки Германа я увидел ученика митрополита Платона, последователя, воплотителя его идей.

Наша беседа продолжалась уже на прогулке по Вифанской семинарии.

«Чувство красоты… данное мне самой природой, сильнее других руководило мной и в работе по переустройству семинарии»

Исторически Вифанская семинария состояла из двух строений: старая семинария, которая была построена при митрополите Платоне, и новая, которую возвели после его смерти. Владыка Герман был ректором семинарии в ее окончательном виде и занимался ее реставрацией.

«Это не нажитое, не искусственно культивированное чувство красоты, а данное мне самой природой, сильнее других руководило мной и в большой, сложной работе по переустройству семинарии. Вместо прежней, мрачной мне хотелось создать что-либо светлое, изящное, красивое»[1], – писал владыка Герман семинаристам, находясь в действующей армии.

Знакомство с эпистолярным наследием владыки Германа даже подвигло отца Аверкия к исследованию по истории Вифанской семинарии.

– В ходе этой работы мы узнали о 50 выпускниках и преподавателях Вифанской семинарии, которые пострадали за веру Христову, – сообщил настоятель монастыря.

Сегодня даже руины бывшей Вифанской семинарии свидетельствуют о ее былом величии и красоте – ведь она имела вид небольшого городка, стоявшего на берегу живописного пруда.

– Вот здесь находился храм Иоанна Богослова, который сгорел, – батюшка показывает на развалины центрального здания семинарии. – Он был открыт уже в новой семинарии, здесь владыка Герман служил…

После закрытия в семинарии располагался дом для беспризорных детей, размещался даже венерический диспансер, потом в ее стенах трудилась артель художников.

Нельзя сказать, что бывшая Вифанская семинария пустует и сегодня – здесь работают несколько мастерских.

Тепло прощаемся с отцом Аверкием и договариваемся о встрече теперь на северной земле. У батюшки возникло большое желание посетить Республику Коми и побывать на месте предполагаемого захоронения владыки Германа (Ряшенцева).

Игумен Варнава

Общение с родными и почитателями священномученика Германа накануне дня памяти святого не прерывалось ни днем, ни ночью. Это были очень важные дни, когда по молитвам владыки рядом со мной оказывались люди, которые обладали бесценной информацией о святом.

Но центральным событием работы над этой статьей я считаю все же возможность бывать на службах внучатого племянника владыки Германа – игумена Варнавы (Столбикова) в церкви Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями.

А из многочисленных публикаций об отце Варнаве, размещенных в сети интернет, узнала, что он является еще руководителем известного хора инженерных войск «За веру и Отечество». Но мне же в ходе нашего общения он раскрылся как продолжатель, последователь дела своего святого родственника. Игумен Варнава сегодня проживает при воинской части, где открыл домовую церковь, собрал огромную библиотеку духовной литературы, проводит занятия с солдатами-срочниками, духовно окормляя и поддерживая их. В части есть даже своя иконописная мастерская, где они сами пишут иконы для своей церкви. А по словам прихожан игумена Варнавы, батюшка воспитал 70 священнослужителей!

И в связи с этим вспомнились мне строки из письма владыки Германа к семинаристам, которые в эти дни так часто звучали во время встреч с родными святого и его почитателями: «Я часто называл вас “дети мои”. Я знаю, что вы на это не обижались. Вы не могли на это обижаться, потому что с каждым годом моего пребывания в Вифании у меня все сильнее и глубже развивается чувство отцовства. И вы это чувствовали. Весь тот большой запас нежности и любви, который у человека семейного уходит на своих собственных детей, у монаха… переносится на тех детей, которых он воспитывает и которые вырастают на его глазах»[2].

Игумен Варнава: «Надо рассказывать о владыке Германе. Очень важно для нас, чтобы его подвиг был распространен»

Конечно, мне было интересно услышать мнение игумена Варнавы о той работе, которая сегодня ведется по сбору сведений о священномученике Германе.

– Надо рассказывать православным людям о владыке Германе, тем более что он прославлен в лике святых Русской Православной Церковью. И в год 80-летия со дня его мученической кончины это имеет огромное значение. Очень важно для нас, чтобы его подвиг был распространен и православные люди имели возможность для его почитания. Я знаю, что в Сыктывкарской епархии владыку любят и почитают. Но он прославлен в лике российских святых. Очень важно о владыке Германе рассказывать именно на российском уровне, тем более что он был последний ректор знаменитой Вифанской семинарии. Поэтому подготовка и публикация материалов о священномученике Германе, на мой взгляд, имеет большое общецерковное значение, – подвел итог нашей встречи батюшка.

Наталья Прокофьева

15 сентября 2017 г.

(36)

“Обитель редкой красоты”

“Обитель редкой красоты”, “Собор-оранжерея”, “Уникальный иконостас!!!”, с такими радостными отзывами о нашем монастыре познакомился на сайте : ( tripadvisor.ru)  о. Пимен. Мы решили познакомить и вас, дорогие посетители нашего сайта.

5 из 5 кружковОтзыв написан 12 декабря 2016

Необычность, особенность и диковинность устройства главного Спасо-Преображенского собора оставит незабываемое впечатление, а именно: это алтари храма в виде пещеры и фаворской горы. Несмотря на то, что требуется еще немало времени на полное возрождение монастыря, он и сегодня уже вызывает невероятный интерес.


5 из 5 кружковОтзыв написан 5 ноября 2016

Тоже не слишком популярное у туристов место. И совершенно напрасно. Помимо необычной церкви обязательно загляните в лавку и закупитесь местными молоком, творогом, сметаной и очень вкусной выпечкой.


(63)