Поздравляем!

Приветствуем Вас, дорогие посетители нашего сайта!
 Дорогие братья и сестры, на предстоящей седмице Святая Православная Церковь празднует Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня.

Крест хранитель всея вселенныя, / Крест красота Церкве, / Крест царей держава, / Крест верных утверждение, / Крест Ангелов слава и демонов язва.

Православная Церковь вспоминает Воздвижение Креста Господня 27 сентября по новому стилю (14 сентября по старому стилю).
В этот день православные христиане вспоминают два события. В 326 году в Иерусалиме был найден крест, на котором распяли Иисуса Христа. Произошло это около горы Голгофы, где был распят Спаситель. И второе событие – возвращение Животворящего Креста из Персии, где он находился в плену. В VII веке его вернул в Иерусалим греческий император Ираклий.

Оба события объединяло то, что Крест перед народом воздвигали, то есть поднимали. При этом обращали его ко всем сторонам света по очереди, чтобы люди могли поклониться ему и разделить друг с другом радость обретения святыни.

Воздвижение Креста Господня – двунадесятый праздник. Двунадесятые праздники догматически тесно связаны с событиями земной жизни Господа Иисуса Христа и Богородицы и делятся на Господские (посвященные Господу Иисусу Христу) и Богородичные (посвященные Божией Матери). Крестовоздвижение – Господский праздник.

Стихира Честнаго Креста,  глас 2:

Приидите вернии, животворящему Древу поклонимся: на немже Христос Царь славы волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство, яже прежде враг сластию украд, изгнаны от Бога сотвори. Приидите вернии, Древу поклонимся, имже сподобихомся невидимых враг сокрушити главы. Приидите вся oтечeствия языков, Крест Господень песнми почтим. Радуйся Кресте, падшаго Адама совершенное избавление: о тебе бо вернейшии царие наши хвалятся, яко твоею силою исмаильтeския люди державно покаряюще. Тя ныне со страхом христиане целующе, на тебе пригвоздившагося Бога славим, глаголюще: Господи, на том пригвоздивыйся помилуй нас, яко Благ и Человеколюбец.

(1)

Слово в день Воздвижения Честного и Животворящого Креста. Проповедь митрополита Макария (Булгакова)

«Положи мя, яко печать на сердце твоем, яко печать на мышце твоей»(Песн. 8, 6).

С того времени, как только мы научились молиться, и каждый раз, когда мы молимся, мы привыкли воздвигать руки свои и осенять себя знамением св. креста, полагая его «яко печать» на челе своем, «яко печать» на сердце своем или персях, «яко печать» на своих мышцах. Это обычай всеобщий в православной Церкви, обычай всегдашний и самый древний: он несомненно ведет свое начало от времен св. апостолов. Но, употребляя всегда и везде при своей молитве крестное знамение, подумали ли мы хотя когда-нибудь, чтò за мысль лежит в основании этого благочестивого обычая и в чем его надлежащее употребление? По крайней мере, ныне в день воздвижения честного и животворящого креста Господня нам весьма прилично, братие, размыслить, с какою целию мы воздвизаем на себе св. крест, когда молимся, и как должны воздвизать его.

Что есть молитва? Это вообще беседа человека с Богом. Как же мы осмелились бы беседовать с Богом, – мы, существа малыя и даже ничтожныя – с Существом высочайшим, рабы и даже последние из рабовъ – с Владыкою неба и земли, Царем царствующих и Господом господствующих, а главное – грешники, иногда величайшие грешники – с Существом святейшим, – как осмелились бы мы беседовать с Богом, если бы не осеняли себя знамением св. креста? Только крест нашего Спасителя примирил нас с Богом и искупил нас от виновности за грехи (Кол. 1, 19–22); только крест уничтожил то разстояние, которое отделяло нас от Бога, и соделал нас близкими и «присными» Ему (Ефес. 2, 13. 19); только чрез крест мы прияли того «духа сыноположения, о немже» можем «вопият: Авва, Отче» (Рим. 8, 15). Крестное знамение дает нам дерзновение и как бы право обращаться с молитвою к Богу.

Какое расположение души требуется при молитве? Чтобы достойно беседовать с Богом, мы должны удалить из души все греховное и нечистое и предстать пред Ним с святыми мыслями, желаниями и чувствованиями. Чем же скорее всего мы можем удалить из души своей греховные помыслы и пожелания, прогнать от себя самого духа злобы, всевающого в нас эти помыслы, как не знамением св. креста, которым побежден грех, побежден и диавол (Тит. 2, 14; Евр. 2, 14–15)? Чем скорее всего можем привлечь на себя всеосвящающую благодать, как не знамением св. креста, которым приобретены для нас все дары Св. Духа (Рим. 5, 15–17; 8, 32)? Крестное знамение может таким образом сообщать надлежащее настроение нашей душе, необходимое в молитве.

Какие предметы нашей молитвы? Иногда мы славословим Господа за Его безконечныя совершенства, иногда благодарим Его за безчисленныя благодеяния нам, иногда просим Его о своих нуждах. Но что значили бы пред Существом безпредельным наши скудныя славословия и благодарения, особенно истекающия из нашего нечистого сердца и от скверных устен, если бы не возвышались и не освящались они знамением св. креста? Что значили бы наши моления, наши вопли к Отцу небесному, если бы возносились они не «во имя» единородного Сына Его, нашего Искупителя, не под знамением Его креста (Иоан. 14, 14)? Только крестом избавлены мы от всех тех бедствий, духовных и телесных, о избавлении от которых мы молимся; только крестом приобретены нам все те блага, духовныя и телесныя, которых мы испрашиваем себе от Бога. Крестное знамение дает достоинство и силу нашей молитве.

Как же мы должны воздвизать на себе знамение св. креста, чтобы оно могло оказывать для нас свои спасительныя действия?

Прежде всего, мы должны воздвизать его с живою верою. Крестное знамение само по себе есть внешний знак, который может получать значение только от внутренняго смысла, какой мы с ним соединяем. И если мы не будем изображать на себе это знамение с верою во Христа Спасителя, умершого за нас на кресте, с верою и в благодатную силу самого креста Господня – орудия нашего спасения: в таком случае наше крестное знамение, сколько бы мы ни возлагали его на себе, будет лишено христианского смысла и останется неугодным Богу: «без веры невозможно угодити Богу» (Евр. 11, 6).

Должно, во-вторых, начертывать на себе знамение св. креста, по заповеди православной Церкви, соединением трех первых перстов правой руки во имя Пресвятой единосущной Троицы. Когда мы начертываем на себе св. крест тремя перстами вместе: тогда самым сочетанием перстов мы выражаем то же, что нередко выражаем и устами при осенении себя крестным знамением, говоря: во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, – и следовательно самым сочетанием перстов исповедуем веру в Триипостасного Бога, которая прежде всего требуется от нас, как вообще в деле нашего спасения, так, в частности, и при употреблении крестного знамения. С другой стороны, этот обычай знаменаться тремя перстами потому еще достоин всего нашего уважения, что он всегда и везде употреблялся в православной Церкви, не только у нас в России, но и в Греции, Сирии, Палестине, Египте, Грузии, Болгарии и других странах мира, а не есть обычай новый и частный, каков обычай знаменаться двумя перстами, существующий у наших мнимых старообрядцев.

Наконец, должно возлагать на себе знамение св. креста так, чтобы действительно начертывался на нас св. крест, – и чтобы этот крест, по наставлению св. Церкви, верхним концом своим касался нашего чела, нижнимъ – нашей груди или персей, боковыми – наших мышц. Иначе, если в нашем крестном знамении не будет собственно креста: как и ожидать от него спасительных действий? Полагая на себе знамение св. креста во время молитвы и запечатлевая им свое «чело», «грудь» и «рамена», мы тем самым освящаем и как бы посвящаем и приносим в жертву Господу наш «ум» с его мыслями и познаниями, наше «сердце» с его чувствованиями и желаниями, и наши силы душевныя и телесныя с их деятельностию. А посему как не разсудительно поступают те христиане, к сожалению, весьма многие, которые творят на себе крестное знамение с такою невнимательностию, поспешностию и небрежностию, что вовсе не начертывают на себе св. креста, а представляют движением своей руки как будто какую-то детскую забаву, лишенную всякого смысла!

Понятно ли теперь, братие, что употребление нами крестного знамения при молитве есть одно из самых важных и таинственных священнодействий, которое св. Церковь предоставила совершать всякому верующему? Оно дает нам дерзновение обращаться с молитвою к Богу; оно настрояет нашу душу к молитве; оно сообщает силу и действенность нашим молитвам, словом: оно делает нашу молитву истинно-христианскою. Научимся же отселе быть внимательными к крестному знамению, которое на себе возлагаем, и будем возлагать его не только с живою верою, но и с величайшим благоговением, какое подобает священнодействию, – возлагать именно так, как заповедует нам св. Церковь. Аминь.

(8)

Воздвижение Креста Господня. Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова

Воздвижение Креста Господня, помимо предпразднства и попразднства, помимо отдания, которое есть у большинства двунадесятых праздников, имеет еще и свое начало в субботе пред Воздвижением. То есть практически Святая Церковь торжествует этот праздник не одну неделю, а целых две, литургически подчеркивая его важность и уделяя ему особое внимание для того, чтобы и мы приобщились к нему. Своим духовным опытом, своим духовным оком Церковь прозревает истину и тайну Христа и через богослужение, в котором все мы в свою меру участвуем, пытается посеять эти истины, эти тайны и в наших сердцах.

Вот перед нами в центре храма лежит Крест, украшенный цветами. Он очень красив, этот Крест, а на нем – истекающий кровью Христос Спаситель. В христианстве ничто не поддается простой логике, а наоборот, как говорят философы, все антиномично. Например, Бог Троица и Бог един – как это возможно? Понять этого нельзя, можно это только созерцать, можно к этому приобщиться через духовный опыт. Любой догмат Православия нельзя просто логически объяснить, вычислить, просчитать, он выше чисто практического понимания. И в Кресте Господнем заключена такая же тайна.

Каждый из нас по опыту знает, что крест имеет великую силу, и большинство христиан боятся буквально на минуту снять с шеи крест, чтобы не лишить себя его ограждающей силы. Крестом мы начинаем каждую молитву, и крестом мы ее заканчиваем. Крестом мы осеняем свою постель перед тем, как отойти ко сну. Крестом мы освящаем свои жилища, украшаем священные облачения и храмы. Крест сам по себе замечательно красив, имеет совершенную форму, но не из-за своей красоты он обладает такой силой, а потому, что на нем был распят Христос. Поэтому когда на душе у нас мрачно, а это бывает оттого, что демонская рать нагоняет на нас уныние, достаточно нам взглянуть на Крест Христов и сравнить свою печаль с печалью Христовой – и наша печаль покажется нам просто смешной по сравнению с той, которую носил в сердце Он, видя наши грехи. Когда у нас что-то болит и нам трудно переносить боль, достаточно посмотреть на Крест Христов – и нам сразу станет стыдно, что мы пищим и скулим от малых испытаний по сравнению с теми испытаниями, которые Господь претерпел за нас. Когда мы остались одни, и нам кажется, что мы всеми брошены, и в сердце у нас тоска, достаточно взглянуть на Крест Христов – и нам станет стыдно, потому что мы-то никогда не бываем одни. Господь сказал: «Я с вами во все дни до скончания века». То есть держа память о Кресте в своем уме, мы можем жить, ничего не боясь.

Все страхи и смущения, которые мы испытываем, все наши трудности, все недоумения, все наше непонимание духовной жизни, нежелание нести свой крест, все малодушие, маловерие, вся наша слабость происходят оттого, что мы ум наш и сердце отдаем на поругание дьяволу. А те мысли, которые дьявол пытается поселить в нашем уме и через ум завладеть нашим сердцем, он навевает для того, чтобы мы отверглись Креста. Дьявол постоянно нас уводит, и он изощряется настолько хитро, что все человечество уже удалил от Креста, потому что Крестом человек спасается, а если удалить его от Креста, то спасение делается невозможным.

Если человеку создать длительный, безболезненный, нетрудный уют, создать ему жизнь блестящую, красивую, мирную, счастливую, сытую, интересную, то он погибнет для Царствия Небесного. Стремление к счастью, к сытому, спокойному, безмятежному, безболезненному и долгому существованию – это есть стремление в ад, это есть стремление уйти от Креста Господня, стремление устроить Царство не Небесное, а царство земное, продлить земное спокойное счастливое благополучие. Это есть дьявольская затея, в которой он изрядно преуспел, и все человечество просто заворожено, оно просто жаждет земного счастья. А спасение – в Кресте. Крест, и на нем окровавленный Человек, избитый, оплеванный, преданный и брошенный всеми, кроме Матери Своей, нескольких женщин и одного любимого ученика.

Поэтому, совершая сегодняшний праздник, Церковь пытается в наше сердце вложить мысль о спасительности Креста и спасительности страданий. Господь взошел на небо через Крест, и христианин восходит на небо только через несение креста. Страдания есть благо, утверждает Церковь. Поэтому если мы пребываем в страданиях, в скорби, в какой-то душевной сумятице, в отчаянии и обращаемся с молитвой к Богу, то эта молитва должна быть не о том, чтобы Господь нас избавил. Многие смущаются тем, что церковная молитва содержит прошение «избавитися нам от всякия скорби». Но речь здесь идет вовсе не о том, чтобы нас избавить от креста – а от нашего неправильного отношения к скорби, потому что человек правильно, по-христиански устроенный скорби не имеет, независимо от того, страждет ли его тело, или он брошен, или он хочет есть или пить, или у него какие-то тяжелые обстоятельства. Такой человек переносит скорбные страдания с благодушием, а святые – даже с радостью. Они скорбят лишь о своем несовершенстве.

Кто-то скажет: но Христос же скорбел? Да, Христос скорбел, и Матерь Божия скорбела, и скорбели многие святые и сейчас скорбят. Какая же скорбь в христианском сердце Богу угодна? Только одна – скорбь сострадания, когда сердце, видя страдания других, состраждет им; состраждет, видя, что ближний уклоняется от истинного пути, уклоняется от креста. И зрение этого, конечно, трудно переносимо, без скорби это видеть невозможно. Каждый из нас по опыту знает, что страдания наших детей приносят нам больше муки, чем наши собственные, и многие матери согласились сами бы страдать, только бы не страдали их дети – именно потому, что сострадание приносит скорбь бо́льшую.

Поэтому скорбь – естественное свойство нашей души, но мы, извращенные грехом, потерявшие способность на любовь, которая извратилась у нас в самолюбие, начинаем скорбеть от тех невзгод, которые случаются с нами, а это не есть христианская скорбь. И Господь, взойдя на Крест, скорбь нашу, от наших грехов содеянную, пригвоздил ко Кресту и тем дал знак, что мы можем очиститься от греха через скорби, неся свой крест и следуя заповедям Христовым.

Почему же Крест Господень имеет такую ужасающую силу для всей бесовской, демонской рати? Почему, когда нас осаждают какие-то помыслы, навязчивые мысли, идеи или еще какие-нибудь искушения, достаточно спокойно, с верою осенить себя крестным знамением – и наш ум освобождается, дьявол отходит? Почему крестное знамение, как огнем, сжигает всякое бесовское наваждение? В чем здесь тайна? Почему дьявол не может видеть крестного знамения и постоянно хочет его каким-то образом уничтожить? Потому что Крест напоминает сатане и его приспешникам о величайшей силе смирения Божества. Дьявол отпал от Бога гордостью. Господь победил дьявола Своим смирением. Смирение невыносимо для сатаны, поэтому ему невыносим и вид Креста – этого величайшего проявления смирения Господа нашего Иисуса Христа.

Только представим, как Он смирил Себя – начиная от рождения и кончая Голгофой это был путь величайшего смирения. Ведь Он был Богом, одного слова Его было бы достаточно, чтобы эта земля исчезла и возникла новая; другого слова – чтобы возник новый Адам, новый человек, и всю историю Вселенной можно было начать сначала. Но Господь этого не сделал. Он пришел, из Вседержителя стал человеком, маленьким ребеночком родился в мир, был гоним, поруган, непонимаем, был предан, оплеван, избит, убит, наконец. Какое величайшее смирение! Какой Он показывает нам путь! Какое указывает спасительное средство для победы над дьяволом!

Основная причина всех наших грехов, основная причина того, что мы Бога не видим, что мы плохо переносим скорби, что мы привязаны к миру, привязаны к плоти, к еде, к одежде и прочей чепухе и только иногда и как-то не в полную силу у нас возникает желание Царствия Небесного, – основная причина этого наша гордость и отсутствие в нас смирения. И преуспеяние в смирении, собственно, и есть спасение души, потому что смирение – основное свойство Христовой души. А то, что в нашей жизни идет против смирения, – это есть шествие против Христа. Если мы смиряемся, то это путь на Голгофу, это путь к совознесению нашему на небо и путь совоскресения со Христом. Вот это нам нужно усвоить. И тем, что Церковь выкладывает Крест посредине храма и поднимает его на купола, что Церковь благословляет нам крест носить на шее, что мы осеняем себя знамением креста, и тем даже, что чисто фонетически «крест» и «христианство» очень близки по звуку в нашем языке, – всем этим Господь помогает нам эту истину благодатную, спасительную, истину крестную, эту тайну христианства усвоить глубоко и прочно: что нет другого пути на небо, кроме смирения и добровольного принятия страданий.

Но как достичь вожделенного смирения? как вообще понять, что это такое? Путь ко смирению, учит нас Священное Писание, идет через терпение. У нас даже есть пословица: «Бог терпел и нам велел». И особый промысл Божий, особая любовь Бога к нам выражается в том, что хотя мы все любим комфорт, любим безмятежную, сытую, спокойную жизнь, любим хорошее к нам отношение всех вокруг, любим вежливость, похвалу, чистоту, порядок, всяческое вообще благое внешнее устроение, – несмотря на это, каждому из нас постоянно приходится скорбеть. Скорбеть телесно, скорбеть душевно, скорбеть духовно – всеми составами нашего естества; скорбеть от непонимания, от предательства, от непослушания детей, от болезней, от жизненных обстоятельств, от погоды, от всяких катаклизмов. И если мы хотим воспитать в себе смирение, привлечь эту царицу христианских добродетелей, необходимую для нашего спасения, нам надо все это терпеть.

Все святые были украшены многими и разными добродетелями, но их всех объединяло одно – смирение. В Царстве Небесном среди бесчисленного множества святых нет ни одного человека, который бы не имел этой добродетели. Чтобы человеку взойти на небо, ему просто необходимо умалиться, стяжать нищету духовную. Поэтому терпя и себя, терпя и свои обстоятельства, и свою греховность, и свои болезни, перенося это без ропота, отсекая в себе ропот, отсекая недовольство, нежелание, преодолевая свои похоти, человек постепенно, шаг за шагом, месяц за месяцем, год за годом приходит в это блаженное состояние – он учится терпеть, а через учение терпению постепенно приобретает смирение.

Поэтому когда с нами случается нечто, как нам кажется, страшное, мы должны благодарить Бога от всего сердца за то, что Он Сам дает нам возможность потерпеть, – потому что, претерпя это, мы получим еще маленькую крупицу смирения, которое будет очередным нашим шагом на Голгофу, а через нее – к воскресению вместе со Христом. А каждый раз, когда мы уклоняемся, когда мы ропщем, когда мы отвергаем терпение, тем самым мы отвергаем наше спасение и убегаем от Креста. Убегая же от Креста, мы убегаем и от Христа, а значит, и от Церкви, и от своего спасения, и от благодати – от всего.

Вот эта блаженная мысль должна засесть в нашем уме, а через ум войти и в наше сердце, чтобы мы не только чисто теоретически, умом, но и сердцем своим приняли всю спасительную силу страдания. И вот перед нами на аналое наиболее полное воплощение этой идеи, реально зримый нами Крест, на котором – распятый человек и Бог Иисус Христос.

Церковь украшает этот Крест цветами, и лобзает его, и поклоняется ему, и возносит его, потому что только через крест, только через добровольное и благодушное перенесение страданий мы спасаем свою душу от греха и восходим от земли на небо. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 27 сентября 1986 года

(11)

Воздвижение Креста Господня. Проповедь святителя Иоанна (Максимовича), архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского.

Крест, бывший до Христа орудием казни и вызывавший страх и отвращение к нему, после крестной смерти Христовой стал орудием и знаменем нашего спасения. Им Христос сокрушил диавола, с него Он сошел в ад и, освободив там томившихся, ввел их в Царство Небесное. Изображение креста страшно для демонов и, как знамение Христово, чтится христианами. Господь явил его на небе Царю Константину, шедшему на Рим для борьбы с мучителем, захватившим власть, и, соорудив знамя в виде креста, Царь Константин одержал полную победу. Получив помощь через крест Господень, Царь Константин упросил свою мать Царицу Елену найти самый животворящий крест, и благочестивая Елена, отправившись в Иерусалим, после многих поисков нашла его. Многие исцеления и другие чудеса творились и творятся, как от Самого креста Христова, так и его изображения. Им хранит Господь Своих людей от всех врагов видимых и невидимых. Торжественно празднует православная Церковь обретение креста Господня, вспоминая одновременно и явление креста на небе Царю Константину. В тот и иные, посвященные святому кресту, дни мы молим Бога, чтобы не только отдельным людям, но и всему христианству, всей Церкви Бог даровал Свои милости. Выразительно о том говорит тропарь Креста Господня, составленный в VIII веке, когда друг преп. Иоанна Дамаскина св. Косма, епископ Маиумский, написал все чинопоследование службы Воздвижения Креста Господня.

«Спаси Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы царем (благоверным) на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство».

Начало сей молитвы взято из Пс. 27. В Ветхом Завете словом «люди» обозначались только исповедовавшие истинную веру, люди верные Богу. «Достояние» или «наследство» было все принадлежащее собственно Богу, Божия собственность, каковой в Новом Завете является Церковь Христова. Молясь о спасении людей Божиих (христиан), как от вечных мук, так и земных бедствий, мы молим Господа, чтобы Он «благословил», ниспослал благодать, Свои благие дары и всей Церкви, внутренно укрепил ее.

Моление о даровании «победы царем», носителям Верховной власти, имеет в основе Пс.143:10, и напоминает о победах, силой Божией, Царя Давида, а также о даровании через крест Господень побед Царю Константину. Это явление креста сделало царей, бывших до тех пор гонителями христиан, защитниками Церкви от внешних врагов, «внешними епископами», по выражению св. Царя Константина.

Церковь, внутренно крепкая благодатью Божией, и огражденная внешне, является для православных христиан «градом Божиим», «Божиим жительством», из которого идет путь к Небесному Иерусалиму. Различные бедствия потрясали мир, исчезали народы, гибли города и государства, но гонимая и даже внутренно раздираемая Церковь стоит непоколебимо; ибо «врата адовы» не одолеют ее. Ныне, когда бесплодны старания мировых правителей установить на земле порядок, единственным верным оружием мира остается Тот, о котором Церковь воспевает:

Крест Хранитель всея вселенныя, крест красота Церкви, крест Царей Державо, крест верных утверждение, крест ангелов слава, и демонов язва.

(13)

Про священномученика Германа (Ряшенцева), последнего ректора Вифанской духовной семинарии. Как священномученник помогает восстанавливать монастырь. Наталья Прокофьева

С Божией помощью в год 80-летия со дня расстрела священномученика Германа (Ряшенцева) я приняла участие в дне памяти владыки Германа, который каждый год 15 сентября проходит в московском храме святителей Афанасия и Кирилла. Но это событие для меня стало только началом большого путешествия по местам памяти, связанным с деятельностью епископа Вязниковского. Одним из них оказалась Вифания – местность в Сергиевом Посаде, в которой в 1783-м году митрополит Московский Платон (Левшин) основал монастырь и семинарию. Ректором Вифанской семинарии с 1912-го по 1917 годы был священномученик Герман. Но, как выяснилось, не оставляет святой и сегодня эти места без своего попечения: в настоящее время идет активное восстановление старинного Спасо-Вифанского мужского монастыря. О помощи владыки Германа в нелегком деле возрождения обители я и поговорила с ее настоятелем, отцом Аверкием (Лопатюком).

Монастырь начинается… с трапезной

В Спасо-Вифанский монастырь вместе с родственницей владыки Германа, Иоанной Казанской, мы прибыли хмурым холодным утром. Моросил дождь, но и он не в силах был омрачить нашей радости – ярким пятном на фоне неуютного осеннего дня стала сама обитель. Святые врата и колокольня, окрашенные в теплые тона, казалось, излучали свет и тепло. У входа в обитель вижу скульптуру основателя Вифанских монастыря и семинарии – митрополита Московского Платона (Левшина). Мои спутники издалека кланяются ему и просят его молитв. Несмотря на то, что богослужение и трапеза в монастыре уже завершились, настоятель, отец Аверкий, снова приглашает нас на монастырскую кухню. Все мои сетования по поводу того, что у меня нет времени, сразу отклоняются. Через несколько минут передо мной появляется тарелка с кашей, мед и постное масло.

– Извините, у нас как братии подавали, так мы и вам предлагаем, – предупреждает батюшка.

И пока отец Аверкий знакомится с моими спутниками, я успеваю пообщаться с монастырским кондитером Валентиной. Как выяснилось, женщина трудится в обители уже третий год.

– Вообще-то я кондитер с 40-летним стажем, много лет проработала в кафе «Шоколадница» в Москве, – улыбается хозяюшка. – В монастыре занимаюсь выпечкой. Ассортимент у нас очень широкий.

Лишь позже я действительно смогла убедиться в этом, когда посетила монастырское кафе – там к традиционным чаю и кофе предлагались также кексы, бублики с кунжутом, рулеты с маком, пончики, пряники.

– А кормим мы так, – продолжает Валентина, – по средам, пятницам – у нас постные дни. А в обычные дни подается рыба. Но наш повар готовит изысканные блюда: и селедку под шубой, и оливье делает, словом, как дома. Мы кормим ежедневно по 15-20 человек, – рассказала Валентина.

Батюшкина история

За трапезой знакомлюсь с отцом Аверкием. Батюшка оказался родом из Одессы. Когда он был послушником в Одесском Свято-Успенском мужском монастыре, с ним произошло событие удивительное:

– Я по милости Божией участвовал в обретении мощей известного старца Кукши Одесского, – делится отец Аверкий. – Его могила находилась на братском кладбище, справа от постамента «Воскресение Христово», и была средоточием духовной жизни – здесь постоянно читались акафисты, братия часто сюда для молитвы приходили и получали от старца помощь. Однажды нас разбудили около часа ночи, и благочинный объяснил, что нам предстоит поучаствовать в обретении мощей схиигумена Кукши.

– А почему в такой поздний час происходило это знаменательное событие? – спрашиваю у отца Аверкия.

– Потому что старца хоронили ночью, чтобы избежать большого стечения народа, ведь ко Господу архимандрит Кукша отошел в 1964-м году, в безбожные советские времена, и атеистические власти даже требовали погребение старца совершить на его родине. И вот, в час его смерти и было решено обретать его мощи. Мы долго копали и достаточно глубоко, и вдруг стали проваливаться – так выяснилось, что могила старца располагалась не там, где был установлен ему памятник, а чуть в стороне, получалось, что прямо на проходе между могилами. Гроб преподобного Кукши находился в воде и был сколочен из разных досок. Но меня, грешного, что поразило – в такой, казалось бы, неблагоприятной среде сохранились и мантия, и темная с проседью борода, и кожные покровы, а ведь тогда с момента погребения старца прошло уже 30 лет!

Он ничего особенного не делал, просто, когда он появлялся, мир становился другим

В 1999-м году отец Аверкий принял монашеский постриг в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Бесценным воспоминанием для настоятеля Вифанской обители этого периода стало его общение с архимандритом Кириллом (Павловым), духовным чадом которого отец Аверкий был.

– Старец Кирилл – для меня святой человек, один из тех, кто стяжал благодать Духа Святого, духоносный старец. Он имел необыкновенное влияние на братию. Когда он в лавру приезжал, братия менялась на глазах: враждующие между собой примирялись, все становились кроткими, добрыми, причем он ничего особенного не делал, просто, когда он появлялся, мир становился другим. Старец Кирилл был одновременно любвеобильным и очень строгим духовником. Хотя он наставлений каких-то особенных не давал. В основном рекомендовал нам читать Евангелие и апостольские послания, – вспоминает отец Аверкий счастливое время общения с батюшкой.

В 2001-м году состоялась иерейская хиротония отца Аверкия, которую совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в храме святителя Николая в Хамовниках. На память об этом событии хранит теперь батюшка служебник, подаренный Святейшим, с его автографом. А три года назад иеромонах Аверкий был назначен настоятелем Спасо-Вифанского монастыря, расположенного в четырех километрах от Троице-Сергиевой лавры.

Знакомство с владыкой Германом

Про священномученика Германа (Ряшенцева), последнего ректора Вифанской духовной семинарии, отец Аверкий, конечно, знал. Но вот что он в какой-то момент обратится к изучению духовного наследия священномученика и в нелегком деле восстановления Вифанской обители будет постоянно обращаться к владыке Герману – сегодня рассматривает как Промысл Божий. Год назад в Спасо-Вифанский монастырь приехала правнучатая племянница священномученика Германа (Ряшенцева), Иоанна Казанская. Но тогда, не застав отца Аверкия на месте, женщина передала для него через братию книгу «Письма владыки Германа. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Германа, епископа Вязниковского», которая небольшим тиражом вышла в издательстве Православного Свято-Тихоновского богословского института.

– Для меня что ценного было в письмах владыки – в них он раскрывал свое отношение к Вифании и ее основателю, митрополиту Платону, – делится отец Аверкий. – Уже находясь в ссылке в Коми, владыка Герман писал Вере Тимофеевне и Наталье Александровне Верховцевым в день памяти Платона и Романа:

«Вспоминаю сегодня и Вифанию, и еще больше сегодняшнего ее основателя и именинника. Его облик духовный очень много говорит моему сердцу, и в его уменье все небесное и вечное облечь в самые изящные и изысканные формы земной действительности, онебесивая тем земное и небесное доводя до реального ощущения «душевного» человека, как непререкаемую эстетическую и моральную ценность, я всегда слышал невысказанные потребности моей собственной природы»[1].

Митрополит Платон и владыка Герман

– Владыка Герман, когда говорил о Вифании и ее основателе, то раскрывался как человек, который успел проникнуться духом митрополита Платона, его взглядов, – продолжаем беседовать с отцом Аверкием. – И как Платон пытался воздействовать на души, особенно простых людей, посредством красоты – это была основа его воззрений, – так и владыка Герман. Вот как о красоте он пишет в письме к семинаристам: «Я люблю все красивое, в какой бы области эта красота не проявлялась… Это не нажитое. Не искусственно культивированное чувство красоты, а данное мне самой природой…»[2].

– Во время своего управления Вифанской семинарией владыка Герман занимался ее переустройством, чтобы вернуть ей былые красоту и изящество, которые были при митрополите Платоне, – рассказывает батюшка и тотчас в подтверждение своих слов находит фрагмент письма владыки Германа: «Вместо прежней, мрачной мне хотелось создать что-либо светлое, изящное, красивое. Ваш курс знал прежнюю семинарию, и, думаю, когда вы приехали в нее после окончательного ремонта, вы должны были почувствовать всю глубокую разницу между старой и новой. Я знал, что внешняя изящная простота непосредственно влияет на душу и пролагает в ней путь к влиянию или, по крайней мере, помогает влиянию другой, более совершенной красоты – красоты духовной»[3].

Далее, углубляясь в изучение эпистолярного наследия владыки Германа, отец Аверкий все больше убеждался в удивительном сходстве митрополита Платона и владыки Германа.

Так, исследователь Андрей Андреевич Беляев, когда описывал митрополита Платона, говорил, что основатель Вифании был в первую очередь отцом для своих семинаристов, поэтому он и сумел воспитать таких талантливых проповедников и церковных деятелей – он прививал любовь к знаниям, к просвещению, к монашеству без какого-либо насилия.

– И владыка Герман с отеческой заботой относился к своим ученикам! – в доказательство своих слов отец Аверкий зачитывает нам отрывок из письма семинаристов ректору Вифанской семинарии архимандриту Герману: «Только теперь, простившись с Вами, как это всегда бывает, мы во всей полноте, и притом все до единого, искренне поверили в Вашу любовь, не жалеющую себя. Поверьте же, наш отец Ректор, и в искренность нашей постоянной благодарной любви. В наших глазах Вы выросли много выше других наставников: поэтому в своем дальнейшем возрастании мы постоянно будем просить Ваших советов, Ваших молитв»[4].

– В лице владыки Германа я увидел последователя митрополита Платона, воплотителя его идей, за короткое время ему удалось постигнуть «тайну души Платона» – есть такое выражение у Беляева, – потому что владыка Герман сам был сердцем тонок, деликатен, чуток. Если начало семинарии для меня связано с митрополитом Платоном, то ее управление в тяжелые революционные годы и закат эпохи Вифании совпал со временем трудов здесь священномученика Германа, – подводит итог нашей беседе настоятель Спасо-Вифанского монастыря.

В Интернете отец Аверкий стал искать дополнительные сведения о священномученике Германе и прочел статью об обнаружении предполагаемого места захоронения владыки Германа в Сыктывкаре, на старом Тентюковском кладбище.

– Первый порыв мой был поехать на могилу священномученика, – вспоминает отец Аверкий. – Потому что владыка Герман мне помог как настоятелю, как вифанцу ответить на многие вопросы, а обращаясь к нему с молитвой, мы скоро получаем помощь. У нас идет активное возрождение обители, и мы, ее насельники, на таком подъеме находимся и такой прилив сил ощущаем – и наше состояние, и восстановление обители я связываю с помощью священномученика Германа.

По молитве священномученика

О возрождении Вифанской обители по молитвам владыки Германа я прошу батюшку рассказать подробнее.

– Идемте! – приглашает настоятель на экскурсию по монастырю. – Мы сейчас воссоздаем Вифанию из руин. Она очень отдаленно напоминает ту дивную обитель, которая была при митрополите Платоне. О ее былых красоте и величии сегодня мы можем судить по старым фотографиям.

Так, на одной из них я увидела храм необыкновенной архитектурной формы, Преображенский. Небольшой по размерам собор был построен «овальной фигурой». Но больше всего поражало внутреннее убранство церкви – престол нижнего храма в честь Воскрешения Лазаря был устроен в алтаре, стена которого представляла вид искусственной пещеры в память о том, что именно в пещере и был погребен праведный Лазарь. Над искусственной пещерой возвышался алтарь верхнего храма в честь Преображения, имевший вид евангельской горы Фавор. Для большего правдоподобия он был устлан мхом, украшен цветами, кустарниками[5].

В 1950-е годы XX столетия храм взорвали. Только в октябре 2007-го года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II была совершена торжественная закладка Преображенского собора на месте разрушенного.

За это время удалось по старинным фото полностью воссоздать жемчужину Вифанской обители. Подробнее об этом я рассказала в статье «Житием и смертию образ верным показавший».

– В год 80-летия со дня мученической кончины владыки Германа нам осталось доделать только алтарь верхнего храма, – рассказывает батюшка.

Но уже сегодня удивительный Преображенский храм привлекает паломников.

Далее батюшка приглашает меня войти в храм Сошествия Святого Духа, который был построен в 1860-х годах, когда лавру и Вифанию возглавлял митрополит Московский Филарет (Дроздов).

В июле нынешнего года Министерство культуры Московской области в соответствии с федеральной программой «Культура России (2012-2018 годы) начало ремонтно-реставрационные работы этого памятника истории. И пока идут восстановительные работы, мы смогли увидеть некоторые особенности этого храма – во-первых, церковь была огромной, а перегородка, разделившая ее на две части, появилась уже в советские времена.

– А эти стены еще помнят владыку Германа! – замечает батюшка, указывая на фрагменты кирпичной кладки.

Сохранились и места, где стояли старые колонны, и даже старинная лестница – это немые свидетели трудов здесь российского святого, пережившие века.

Завершены были уже ремонтно-восстановительные работы в домовой церкви митрополита Платона, шатровый иконостас которой так в свое время понравился императору Павлу, и он даже пожелал устроить такой же у себя, в Санкт-Петербурге. На старинном фото отец Аверкий показал нам, как выглядела домовая церковь при митрополите Платоне. С удивлением мы обнаружили, что в отремонтированной в наши дни церкви сохранилась даже пономарская ниша.

Новомученики Вифанской семинарии

Конечно, меня очень интересовала судьба Вифанской семинарии. О ее современном состоянии я рассказывала читателям портала «Православие.ру».

– Что же будет с этим большим комплексом зданий? – интересуюсь у отца Аверкия.

– Нужно, чтобы вновь на вифанской земле появились такие люди, как митрополит Платон или владыка Герман, – объясняет батюшка. – Пока же мы подали заявку в Министерство культуры на восстановление Вифанской семинарии. Но с погружения в эпистолярное наследие владыки Германа началось наше изучение семинарской истории.

50 выпускников и преподавателей Вифанской семинарии пострадали за веру Христову в годы репрессий

И уже в начале исследования мы обнаружили около 50 выпускников и преподавателей Вифанской семинарии – новомучеников и исповедников российских, которые пострадали за веру Христову в годы репрессий.

Среди святых Вифании я встретила имена священномучеников Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского, который преподавал в Вифанской семинарии в 1909-1912 годах Церковную историю, и Александра Зверева, который предположительно в 1917-м году некоторое время являлся ректором Вифанской семинарии. В 1937-м году он был арестован по обвинению в антисоветской агитации и 16 ноября того же года расстрелян на Бутовском полигоне.

Из числа бывших семинаристов Вифании в лике новомучеников был прославлен Дмитрий Лебедев (выпускник 1892-го года), впоследствии церковный историк, профессор Московской Духовной академии, протоиерей. Был расстрелян 27 ноября 1937-го года на полигоне Бутово. В этот же день мученическую кончину на Бутовском полигоне принял и другой выпускник Вифанской семинарии 1894-го года, священномученик Василий Лихарев.

Изучая список выпускников Вифанской семинарии, пострадавших в годы гонения на Церковь, отметила и такую деталь – больше всех святых мучеников среди выпускников 1890-х годов, все они были расстреляны на Бутовском полигоне. Незадолго до этого лаврой и Вифанией управлял митрополит Московский Филарет (Дроздов) – воспитанник Платона. Ректорами семинарии в этот период являлись архимандрит Иаков (Пятницкий) – изображен на иконе Русской Зарубежной церкви в лике новомучеников и исповедников российских; архимандрит Трифон (князь Туркестанов) – известен еще как духовный поэт и гимнограф. В эти годы преподавал в семинарии и будущий священномученик Иоанн Артоболевский.

Среди выпускников этих лет в лике новомучеников были прославлены: иереи Алексий Никольский и Парфений Грузинов. Они окончили Московскую духовную академию и были расстреляны в 1938-м году; протоиерей Александр Воздвиженский был расстрелян 13 ноября 1937-го года; иерей Виктор Моригеровский расстрелян 7 марта 1938-го года; протоиерей Григорий Воинов расстрелян 8 декабря 1937-го года.

Среди учеников времени ректорства в Вифанской семинарии владыки Германа (Ряшенцева) в лике новомучеников прославлены: протоиерей Василий Крылов, расстрелянный 1 июля 1938-го года на Бутовском полигоне; иерей Василий Никитский, расстрелян 14 марта 1938-го года [6].

На могилах святых вифанцев

Наталья Прокофьева

27 октября 2017 г.

[1] Письма владыки Германа. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Германа, епископа Вязниковского. М.: Православный Свято-Тихоновский богословский институт, 2004. С 260.

[2] Там же. С 83.

[3] Там же. С 80.

[4] Там же. С 80.

[5] http://vifanskymonastir.cerkov.ru/files/2015/12/Vifania.pdf

[6] Эти сведения автор узнала из статьи «Новомученики и исповедники Вифанской духовной семинарии» Георгия Евгеньевича Колыванова, присланную отцом Аверкием.

(100)

К истории почитания священномученика Германа (Ряшенцева; † 1937) Наталья Прокофьева

«ЖИТИЕМ И СМЕРТИЮ ОБРАЗ ВЕРНЫМ ПОКАЗАВШИЙ»

К истории почитания священномученика Германа (Ряшенцева; † 1937)

Несколько месяцев миновало с тех пор, как вместе с читателями портала «Православие.ру» мы прошли «По следам “Священной дружины”», по делу которой был осужден в 1937 году и приговорен к высшей мере наказания и епископ Вязниковский Герман (Ряшенцев). Результатом этого расследования для меня стало приглашение потомков священномученика принять участие в дне памяти владыки Германа, который ежегодно 15 сентября проходит в одном из храмов Москвы. Отправляясь в Первопрестольную, я тогда и подумать не могла, что этот визит в столицу позволит мне не только посетить места памяти, связанные с деятельностью святого XX столетия, встретиться с его ближайшими родными, но и познакомиться с людьми, для которых имя владыки Германа в сонме новомучеников Церкви Русской стоит особо – и прежде всего благодаря его письмам.

Сокровенная могила

Началось это путешествие для меня с посещения предполагаемого места захоронения священномученика Германа (Ряшенцева) на старом Тентюковском кладбище Сыктывкара. Последний раз вместе с супругом мы были здесь зимой. Летом могилу найти оказалось еще сложнее. К тому же путь нам преградила непролазная грязь – месиво, образовавшееся после дождя, преодолев которое пришлось еще немало времени потратить на поиск двух безымянных крестов на могилах новомучеников. К счастью, на предполагаемом месте захоронения владыки Германа и других священнослужителей сыктывкарский краевед Анна Малыхина прикрепила ламинированный листок бумаги со списком имен христианских мучеников, расстрелянных в один день с владыкой Германом по делу «Священной дружины». Молча стоим у могил, молясь об одном: чтобы с нашей помощью об этом месте упокоения узнало как можно больше людей – почитателей владыки Германа, чтобы эта сокровенная могила не была окончательно забыта и утрачена на старом Тентюковском кладбище.

«Встреча» с владыкой Германом

По прибытии в Москву мы вместе с супругом отправились до станции метро «Кропоткинская», где в Филипповском переулке располагается храм святителей Афанасия и Кирилла, патриархов Александрийских, – место ежегодной встречи родных святого. А войдя в церковь, тотчас из всех храмовых икон выбрали только одну – ее мы увидели сразу: образ священномученика Германа (Ряшенцева)!

– Вы тоже нашего владыку почитаете? – слышим голос за спиной, как выяснилось потом – казначея храма Ирины Петровны.

А узнав о нашем расследовании, проведенном в месте последней ссылки владыки Германа, в Сыктывкаре, Ирина Петровна сказала, что нам непременно нужно встретиться с настоятелем храма отцом Михаилом. К сожалению, батюшка в день нашего визита был болен. Поэтому пообщалась с нами его супруга. Матушка Наталья рассказала, что икона была написана ученицей иконописца, реставратора, профессора Православного Свято-Тихоновского богословского института Ирины Ватагиной. В написании образа помогли сохранившиеся фотографии владыки.

Адресат

Конечно, я ждала удобного случая, чтобы расспросить мою собеседницу о том, как в московском храме Афанасия и Кирилла владыку Германа стали чтить особо и при большом стечении его родных. Возможность побеседовать представилась во время трапезы, которая каждый раз в храме Афанасия и Кирилла проходит после службы.

– Дело в том, что мой супруг прочел письма владыки Германа: переписанные кем-то, они были адресованы Вере Тимофеевне и Наталье Александровне Верховцевым, – рассказала матушка Наталья.

Продолжил же эту удивительную историю знакомства с владыкой Германом уже сам батюшка Михаил, с которым мы наконец встретились сразу после службы в день Сретения Владимирской иконы Божией Матери:

– Письма владыки Германа попали ко мне через старших друзей, которые в пору моего воцерковления поддерживали меня и делились со мной своими сокровищами – разного рода духовной литературой, которую они уже обрели и передавали друг другу. В основном это были книги в виде ксерокопий, машинописные или переписанные от руки. И вот однажды мне дали всего-то на несколько дней почитать письма владыки. Эти послания открыли для меня трагическую страницу истории Церкви в свидетельстве исповедника, с глубокой верой и смирением несшего свой крест до мученической кончины. Совершенно неожиданным и чудесным подарком оказалось мое знакомство с адресатом писем владыки – Натальей Александровной Верховцевой, которая и сохранила их, постоянно переписывая для близких ей по духу друзей. Это знакомство, сроднившее нас на многие годы (до кончины Натальи Александровны в 1991 году), оживило и закрепило связь с Церковью, с ее историей.

– А как состоялось ваше знакомство с родными владыки Германа? – интересуюсь у отца Михаила.

В день памяти владыки Германа в храм приносится напрестольный деревянный крест, принадлежавший ему

– Постепенное углубление в церковную среду расширяло круг знакомств и свело меня с родственниками владыки, – делится батюшка. – Подружился с Гали Леонидовной Солоповой, племянницей владыки Германа, она стала прихожанкой нашего храма. А когда появилась икона священномученика Германа, родственники стали собираться в нашем храме в день его памяти – 15 сентября. В этот день в храм приносится напрестольный деревянный крест, принадлежавший владыке, сохраненный, так же как и письма, Натальей Александровной Верховцевой. Для всех нас это очень дорогая святыня, через которую мы испрашиваем благословения священномученика. Обычно после службы у нас бывает чаепитие, и мы читаем письма владыки. Каждый раз чтение писем воспринимается с живым интересом и переживается как урок веры и верности Богу и Церкви во всякое время на всяком месте, какие бы трудности и испытания ни посылались на жизненном пути.

С особым интересом и волнением отец Михаил выслушал наш рассказ об обретении места предполагаемого захоронения владыки Германа:

– Может быть, и на наши молитвы священномученик Герман отзовется, и случится всеми нами чаемое обретение святых мощей дорогого владыки, – завершаем нашу беседу с батюшкой.

Вифания

Покидая храм святителей Афанасия и Кирилла, патриархов Александрийских, мы отправляемся в Сергиев Посад, в Спасо-Вифанский монастырь, где должно было состояться наше знакомство с обстоятельствами жизни и работы владыки Германа в качестве ректора Вифанской духовной семинарии. Наше путешествие по местам, связанным с деятельностью владыки, удалось осуществить благодаря помощи его правнучатой племянницы Жанны Казанской (в крещении Иоанны). Иоанна проводит индивидуальные экскурсии по Москве на русском и английском языках, поэтому в ходе нашей поездки она поведала нам интересные сведения и о родной Москве, и о подмосковной Вифании – Спасо-Вифанском монастыре, названном так в память о палестинском селении, в котором произошло воскрешение Лазаря.

Даже внутреннее убранство одного из храмов Спасо-Вифанской обители – Преображенского – напоминает пещеру. Да-да, я ничего не выдумываю, престол нижнего храма в честь воскрешения Лазаря устроен в алтаре, а обращенная к молящимся стена в середине храма имеет вид искусственной пещеры. А над ней возвышается алтарь верхнего храма в честь Преображения Господня, наподобие вида евангельской горы Фавор. Сегодня она украшена цветами и декоративными кустарниками.

Как оказалось, в Спасо-Вифанском монастыре память владыки Германа особо чтут не только потому, что его деятельность была связана с семинарией, которая находится рядом с монастырем. Особая духовная связь существует между нынешним настоятелем монастыря иеромонахом Аверкием и священномучеником Германом. И для отца Аверкия, как и для отца Михаила, знакомство с владыкой Германом состоялось через его письма. Книгу «Письма владыки Германа», изданную Православным Свято-Тихоновским богословским институтом, привезла в подарок настоятелю монастыря Иоанна.

На столике маленького монастырского кафе остывал наш чай, к которому так никто и не притронулся, потому что отец Аверкий читал письма владыки Германа, сопровождая их глубокими комментариями.

– Когда я вчитался в письма владыки Германа, для меня открылась его душа, – вспоминает отец Аверкий свое первое знакомство с наследием священномученика. – В этих необыкновенных посланиях я увидел человека очень глубокого, тонко чувствующего, интеллигентного. В своих письмах он пишет о воспитании детей, отношении к жизни, объясняет спорные церковные вопросы, и всегда он тактичен, деликатен, глубок. Что еще ценного было для меня в письмах владыки Германа: он раскрывал в них свое отношение к Вифании. Находясь уже в ссылке, он пишет, что скучает по Вифании. Мы сейчас издаем альбом, посвященный митрополиту Платону «Вифань митрополита Платона» (митрополит Московский Платон (Левшин) – основатель Вифанских монастыря и семинарии. – Н.П.), и там в нескольких статьях поместили как эпиграфы строки из писем владыки Германа, потому что там есть потрясающие фрагменты! Понимаете, он постиг эстетические воззрения митрополита Платона, влияние красоты на жизнь души человека. В лице владыки Германа я увидел ученика митрополита Платона, последователя, воплотителя его идей.

Наша беседа продолжалась уже на прогулке по Вифанской семинарии.

«Чувство красоты… данное мне самой природой, сильнее других руководило мной и в работе по переустройству семинарии»

Исторически Вифанская семинария состояла из двух строений: старая семинария, которая была построена при митрополите Платоне, и новая, которую возвели после его смерти. Владыка Герман был ректором семинарии в ее окончательном виде и занимался ее реставрацией.

«Это не нажитое, не искусственно культивированное чувство красоты, а данное мне самой природой, сильнее других руководило мной и в большой, сложной работе по переустройству семинарии. Вместо прежней, мрачной мне хотелось создать что-либо светлое, изящное, красивое»[1], – писал владыка Герман семинаристам, находясь в действующей армии.

Знакомство с эпистолярным наследием владыки Германа даже подвигло отца Аверкия к исследованию по истории Вифанской семинарии.

– В ходе этой работы мы узнали о 50 выпускниках и преподавателях Вифанской семинарии, которые пострадали за веру Христову, – сообщил настоятель монастыря.

Сегодня даже руины бывшей Вифанской семинарии свидетельствуют о ее былом величии и красоте – ведь она имела вид небольшого городка, стоявшего на берегу живописного пруда.

– Вот здесь находился храм Иоанна Богослова, который сгорел, – батюшка показывает на развалины центрального здания семинарии. – Он был открыт уже в новой семинарии, здесь владыка Герман служил…

После закрытия в семинарии располагался дом для беспризорных детей, размещался даже венерический диспансер, потом в ее стенах трудилась артель художников.

Нельзя сказать, что бывшая Вифанская семинария пустует и сегодня – здесь работают несколько мастерских.

Тепло прощаемся с отцом Аверкием и договариваемся о встрече теперь на северной земле. У батюшки возникло большое желание посетить Республику Коми и побывать на месте предполагаемого захоронения владыки Германа (Ряшенцева).

Игумен Варнава

Общение с родными и почитателями священномученика Германа накануне дня памяти святого не прерывалось ни днем, ни ночью. Это были очень важные дни, когда по молитвам владыки рядом со мной оказывались люди, которые обладали бесценной информацией о святом.

Но центральным событием работы над этой статьей я считаю все же возможность бывать на службах внучатого племянника владыки Германа – игумена Варнавы (Столбикова) в церкви Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями.

А из многочисленных публикаций об отце Варнаве, размещенных в сети интернет, узнала, что он является еще руководителем известного хора инженерных войск «За веру и Отечество». Но мне же в ходе нашего общения он раскрылся как продолжатель, последователь дела своего святого родственника. Игумен Варнава сегодня проживает при воинской части, где открыл домовую церковь, собрал огромную библиотеку духовной литературы, проводит занятия с солдатами-срочниками, духовно окормляя и поддерживая их. В части есть даже своя иконописная мастерская, где они сами пишут иконы для своей церкви. А по словам прихожан игумена Варнавы, батюшка воспитал 70 священнослужителей!

И в связи с этим вспомнились мне строки из письма владыки Германа к семинаристам, которые в эти дни так часто звучали во время встреч с родными святого и его почитателями: «Я часто называл вас “дети мои”. Я знаю, что вы на это не обижались. Вы не могли на это обижаться, потому что с каждым годом моего пребывания в Вифании у меня все сильнее и глубже развивается чувство отцовства. И вы это чувствовали. Весь тот большой запас нежности и любви, который у человека семейного уходит на своих собственных детей, у монаха… переносится на тех детей, которых он воспитывает и которые вырастают на его глазах»[2].

Игумен Варнава: «Надо рассказывать о владыке Германе. Очень важно для нас, чтобы его подвиг был распространен»

Конечно, мне было интересно услышать мнение игумена Варнавы о той работе, которая сегодня ведется по сбору сведений о священномученике Германе.

– Надо рассказывать православным людям о владыке Германе, тем более что он прославлен в лике святых Русской Православной Церковью. И в год 80-летия со дня его мученической кончины это имеет огромное значение. Очень важно для нас, чтобы его подвиг был распространен и православные люди имели возможность для его почитания. Я знаю, что в Сыктывкарской епархии владыку любят и почитают. Но он прославлен в лике российских святых. Очень важно о владыке Германе рассказывать именно на российском уровне, тем более что он был последний ректор знаменитой Вифанской семинарии. Поэтому подготовка и публикация материалов о священномученике Германе, на мой взгляд, имеет большое общецерковное значение, – подвел итог нашей встречи батюшка.

Наталья Прокофьева

15 сентября 2017 г.

(45)

“Обитель редкой красоты”

“Обитель редкой красоты”, “Собор-оранжерея”, “Уникальный иконостас!!!”, с такими радостными отзывами о нашем монастыре познакомился на сайте : ( tripadvisor.ru)  о. Пимен. Мы решили познакомить и вас, дорогие посетители нашего сайта.

5 из 5 кружковОтзыв написан 12 декабря 2016

Необычность, особенность и диковинность устройства главного Спасо-Преображенского собора оставит незабываемое впечатление, а именно: это алтари храма в виде пещеры и фаворской горы. Несмотря на то, что требуется еще немало времени на полное возрождение монастыря, он и сегодня уже вызывает невероятный интерес.


5 из 5 кружковОтзыв написан 5 ноября 2016

Тоже не слишком популярное у туристов место. И совершенно напрасно. Помимо необычной церкви обязательно загляните в лавку и закупитесь местными молоком, творогом, сметаной и очень вкусной выпечкой.


(82)